2016-12-09T15:32:27+03:00
Комсомольская правда
3

Ижевчанка эмигрировала в Калифорнию в 1918 году и жила в доме, где открыли первый в мире Диснейленд

Анастасия Петровна Минтон на лужайке своего дома в Анахайме, Калифорния. Фото: архив Василия ШестаковаАнастасия Петровна Минтон на лужайке своего дома в Анахайме, Калифорния. Фото: архив Василия Шестакова

Краевед Василий Шестаков рассказал, из-за чего семья Анастасии Петровны уехала из города и почему не смогла вернуться обратно

Анастасия Петровна Минтон (в девичестве Шестакова) навсегда покинула Ижевск с родителями в ноябре 1918 года. Тогда ей было около года. Ее родители оказались в числе тысяч горожан, не согласных с политикой большевиков. 7 ноября 1918 года части Красной армии под командованием Владимира Азина вошли в город и подавили мятеж, известный как Ижевско-Воткинское восстание. Повстанцам пришлось покинуть город. Однако в Ижевске до сих пор живет дальний родственник Анастасии Петровны. Это известный краевед Василий Шестаков - потомок нескольких оружейных фамилий Ижевска. Василий Борисович рассказал, как революция расколола семью Шестаковых и почему Анастасия Петровна не смогла вернуться в Ижевск.

Василий Шестаков

Василий Шестаков

«Ушли вместе с отступавшей армией Колчака»

– Елена Ивановна родилась в 1895 году в семье рабочего Ижевского оружейного завода Ивана Федосовича Шестакова и его жены Марфы Андреевны, – рассказывает Василий Борисович. – Кроме нее было еще три брата и сестра. Ее дед Федос Феофилактович Шестаков был первым ижевским мастеровым, получившим за свои труды два наградных кафтана от российских императоров.

Во время гражданской войны два брата Елены – Петр и Сергей – воевали в Азинской дивизии Красной армии, а вот Елена и ее муж Петр пошли против политики большевиков и после подавления восстания ушли на восток вместе с отступавшей армией Колчака. С собой они вязли дочь Настю. Известно, что Елена Ивановна с семьей дошла до Харбина. Оттуда они эмигрировали в Америку, в город Сан-Франциско.

Елена Ивановна Шестакова, мать Анастасии Петровны. Фото: архив Василия Шестакова

Елена Ивановна Шестакова, мать Анастасии Петровны. Фото: архив Василия Шестакова

Жила в доме, где открыли первый в мире Диснейленд

Елена Ивановна умерла в Калифорнии в 1974 году. Ее похоронили ее на Сербском кладбище в городе Колма – именно там нашли последний приют многие русские эмигранты разных эпох. У Елены Ивановны осталась дочь, Анастасия Петровна - двоюродная тетя Василия Шестакова.

– В конце 1940-х годов Анастасия вышла замуж за американца Алдона Минтона и поселилась в собственном доме в калифорнийском городе Анахайм – том самом, где в 1955 году открыли первый в мире Диснейленд, - рассказал Василий Борисович. - Детей у них не было, и в 1974 году, после смерти матери и мужа, Анастасия Петровна осталась одна. При этом в далеком Ижевске у нее были тетя и дядя, двоюродные сестры и братья с семьями – Шестаковы, Бисеровы, Хомкаловы.

Фото: архив Василия Шестакова

Фото: архив Василия Шестакова

Однако приехать в Ижевск Анастасия Петровна так и не смогла. Во-первых, город был закрыт для иностранцев. Во-вторых, родственники работали на режимных объектах. Встречалась с Анастасией лишь Нина Сергеевна Хомкалова. Она работала бухгалтером на хлебозаводе. Виделись они дважды: на отдыхе в Ялте, а затем в посольстве США в Москве.

– С Анастасией Петровной мои родственники переписывались до самой ее смерти в 1988 году, – говорит Василий Борисович. – Сейчас архив с этими письмами хранится у меня. В них – история человека, по сути, оторванного от родины. Ее письма полны тоски по родственникам, оставшимся в родном, но таком недоступном для нее Ижевске – городе ее мечты…

Фото: архив Василия Шестакова

Фото: архив Василия Шестакова

А вот что Анастасия Минтон писала родным в Ижевск*. Публикуем отрывки из ее писем:

«Пасха 4 мая, вот буду печь куличи да делать сырную пасху, т. к. люблю сладости, т. е. домашнее печение. Вот мысленно с тобой и со всеми Вами в эти пасхальные дни, еще раз благодарю за чудесную карточку и за прелестную фотографию, выглядишь прекрасно. Привет мужу, детям, дяде и бабусеньке».

Без даты

«Ты, Ниночка, узнай, что они разрешают на Вашей стороне (СССР), тогда я буду знать, что можно посылать… Я все время думаю о Вас, и так болит у меня душа, так рвется мое сердечко к вам хоть ненадолго. Вот может и соберусь, если они дадут визу и разрешение с вами повидаться, это было бы большим счастьем, ведь мы кровные и родные».

3 июля 1974 года

«…Да, сегодня получила сказки, была так рада, какая прелесть – с иллюстрациями, просто роскошь, прошу тебя, не посылай шоколад, а вместо этого пошли, если сможешь, «Красную Москву» (духи). Прошу, узнай на твоей стороне, если можно послать картины одну или две… Это я так хочу тебе подарить, будешь смотреть и меня вспоминать, я очень люблю рисовать».

3 октября 1974 года

«Навестила моя кума, она живет 25 миль от нас, я сделала обед, и послушали пластинки, обе всплакнули, затем уселись пить чай, что ты мне послала, я и ей дала пачку твоего подарка, у нее глаза заблестели. О! Наш русский чай! Спасибо! Расцеловала меня, а тут и шоколад на стол поставила, это тоже из Ижевска, а упаковка-то какая красивая – прелесть-то какая, побалагурили до вечера».

20 октября 1974 года

«Прости, что даже не послала новогоднюю открыточку, но помни, все мои мысли и все мои мечты с тобой, и вся моя забота о Вас. Я как уже тебе писала, что послала огромную посылку через новую контору, оплаченную на моей стороне (США), я теперь буду только так посылать, так как я знаю, что ты не в силах платить безумную пошлину. Я страшно скучаю. Одиночество, ужасная и грустная жизнь».

7 января 1975 года

Один из конвертов, в которых приходили письма в Ижевск от Анастасии Милтон. Фото: архив Василия Шестакова

Один из конвертов, в которых приходили письма в Ижевск от Анастасии Милтон. Фото: архив Василия Шестакова

«Да, время летит. Вот уже год прошел, как мамочка ушла в лучший мир, муж за ней, а там и очередь за мной. И нет ничего вечного – одно сменяет другое, старые уходят, а молодежь их сменяет, и все чередуется – жизнь – это русло – все бежит и бежит, и нет ему конца и края, дни и годы и века, и все как калейдоскоп – не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Я стала какая-то флегматичная, все хочу узнать, в чем заключается соль жизни, и не могу прийти к этому знаменателю, и так вся жизнь, как говорится, вареники в сметане или верхом на аэроплане…»

28 февраля 1975 года

«Там у Вас есть лекарство от язвы желудка, вот оно так называется ВИКАЛИН, цена на Ваши 1-20 (рублей), делается на Львовском химфармзаводе. Если можно, то ты мне пришли, пожалуйста, я буду очень признательна. Это чудное средство для кишечника и язвы».

Без даты

«Получив твое письмо, была поражена, что мои письма до тебя не доходят, а также я тебе отвечаю на каждое письмо…Чем это объяснить, что письма или не доходят или кто их перехватывает…»

4 августа 1982 года

«Спешу тебе сообщить, что я уже ликвидировала квартиру и кое-что из обстановки продала… я уже точно решила выехать в Канаду… Нужно иметь более спокойную жизнь, особенно с моим здоровьем, и было бы неплохо, если бы ты была близко и смогла бы мне помочь. Но ничего не поделаешь – такова жизнь…»

6 сентября 1984 года

*Стиль автора сохранен

Еще больше материалов по теме: «Жители Удмуртии»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24