Звезды

Юлия Михалкова рассказала о своем отношении к религии и церкви

Экс-звезда «Уральских пельменей» в новой книге ответила на нападки поклонников
Это фото Юлии Михалковой в церкви стало предметом горячих обсуждений в социальных сетях. В описании снимка артистка написала о начале Великого Поста.

Это фото Юлии Михалковой в церкви стало предметом горячих обсуждений в социальных сетях. В описании снимка артистка написала о начале Великого Поста.

Фото: Личный архив героя публикации

Если вы видите сейчас Юлия Михалкову в телеверсии «Уральских пельменей», то значит попали на выпуски старых сезонов проекта. Михалкова изменила жизнь – переехала из Екатеринбурга в Москву и сменила работу. У Юлии полно проектов – на ТВ ведет «Детский КВН», снимается в рекламе, ведет мероприятия.

Юлия Михалкова рассказала нам, как устроила быт в столице – она здесь уже второй год: «Живу в самом центре Москвы, буквально в десяти минутах ходьбы от Пушкинского музея».

На этой неделе у экс-звезды «Уральских пельменей» в Москве случилось важно для нее событие – она презентовала свою первую книгу. «Этот день запомню навсегда!» - говорит Юля. Мы прочитали книгу и делимся любопытным отрывком – с такой стороны вы эту звезду точно не знали. Книга Юлии Михалковой называется «Не говори мужчинам «Нет!» (издательство АСТ).

В главе «Зачем фоткаюсь со свечкой в храме?» Михалкова рассказывает о своем отношении к религии и к церкви.

Михалкова после Крестного Хода в Екатеринбурге.

Михалкова после Крестного Хода в Екатеринбурге.

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

«Время от времени у меня в «инстаграме» появляются фотографии из храмов, они неизменно вызывают спор. Что значат эти фото: позерство, хайп или нечто действительно важное? В апреле 2014 года я впервые опубликовала фото, на котором я в платочке и со свечкой стояла в православном храме. Написала пару строк. Это был порыв души, какая-то иррациональная духовная потребность: зайти в храм именно сейчас и поделиться переживанием с другими. Мне сложно было объяснить словами, зачем именно я туда зашла, поэтому «высказалась» с помощью фото. В ответ я получила тонны едких, строгих и даже откровенно враждебных комментариев: «эта, из «Максима», пришла каяться», «ишь модничает, платок, поди, от Луи Виттона», «актриса рисуется» и так далее. Для меня стало откровенным шоком, что достаточное количество людей отказали мне в праве на искренние поступки, которые, по их мнению, шли вразрез с моим сценическим образом. Вроде как шутить - шути, но большее не позволим. Эта ситуация меня не отпускала целую неделю, пока я не поговорила с моим знакомым по раннему кавээновскому периоду Гришей…»

Знакомый объяснил артистке обратную сторону популярности: мол, Юля так убедительна и непосредственна на сцене, что стала заложницей чужих иллюзий, зрители решили - звезда должна быть в жизни такой же как на сцене.

В книге артистка откровенна: «В «Уральских Пельменях», да и во время всех остальных своих выступлений на сцене я всегда выкладывалась на сто процентов, досуха себя выжимала…. Играя навзрыд, сливаясь с героем, на секунды, минуты, часы отказываясь от собственного «я» в пользу чужой и даже придуманной судьбы, вдыхая реплики сценария, становится все труднее «воскресать», возвращаться обратно к себе, несмотря на аплодисменты зрителей и требования выйти на бис… Сама того не замечая, я всамделишная постепенно вытеснялась в реальной жизни образом красивой, шумной и не очень далекой девицы….

Казалось бы, ну на что мне жаловаться? Пусть все идет, как идет, отдайся в руки происходящих событий. Но однажды ты перестаешь понимать, где ты, а где образ. Масочка прирастает. Чтобы этого не произошло, нужен выход за пределы сцены, за пределы зрительского внимания. Куда бежать? Такую внутреннюю империю я нашла в общении с представителями Екатеринбургской епархии. Митрополитом, настоятелями храмов. Стремительная жизнь в творчестве — это безуспешная попытка перебежать на цыпочках бурлящую реку жизни. Вера - это мощный фундамент, усиливающий внутреннюю прочность и позволяющий сделать несколько спокойных шагов по воде. То, что я соблюдаю пост, участвую в мероприятиях церкви, поздравляю с праздниками - это не показуха и не игра. Это ровно обратное - антиигра. Это - часть моей жизни, максимально удаленная от сцены. Иногда я прихожу в храм, чтобы послушать тишину. Или поговорить в уголке с настоятелем. Не о вере и не о Христе. Я советуюсь по простым жизненным вопросам. Мне важны его ответы, потому что он говорит со мной не как с «Юлей-красотулей», а как с молодой девушкой, которая иногда запутывается в простых вещах — это дистиллированное мнение, очищенное от примеси иллюзий.

Я люблю обедать в дорогих ресторанах, привередлива к качеству устриц и вина. При этом для меня большое счастье — после воскресной службы подняться вместе с настоятелем в трапезную, тесную каморку и поесть из простой, с небольшим сколом, тарелочки обычный капустный салатик, картошечку с легкой котлеткой и выпить сладкого травяного чая. Вся ценность этого места в том, что оно вне сцены. Вот где я могу понять, надета на мне масочка или нет».

Михалкова в книге откровенничает, как в Екатеринбурге познакомилась с семьей молодого иерея Сергия, как просила его дать оценку ее поступкам, как ей простым понятным языком пытались объяснить сложные вещи. Теперь в Москве Юлия Михалкова по воскресеньям ходит в храм рядом с домом, в том числе и затем, чтобы услышать от настоятеля мудрые ответы на житейские вопросы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Прозвучал выстрел из боевого пистолета»: Юлия Михалкова рассказала о "суровом" корпоративе

Артистка написала книгу «Не говори мужчинам нет!», которая скоро будет в продаже (подробности)