Общество

В Ростове пациент избил женщину-врача, приехавшую на вызов

Действующее законодательство никак не защищает фельдшеров и сотрудников «Скорой»: наличие электрошокеров или газовых баллончиков не предусмотрено ни одним нормативным актом

«Из-за низких зарплат к нам не хотят идти»

О случае с ростовским фельдшером (назовем ее Елена - женщина попросила не называть ее настоящее имя, - прим. авт.) я узнала от знакомых. Выяснилось, что 35-летнюю женщину избил пациент, к которому она отправилась на вызов. Почти неделю с травмой головы, ушибами и ссадинами она провела на больничной койке.

- Я работаю на «Скорой» вот уже 16 лет, - начала она наш разговор, - и согласилась рассказать об этом, чтобы хоть как-то остановить беспредел в отношении моих коллег. Чтобы люди прочитали и, возможно, задумались... Я понимаю тех, кто жалуется на «Скорую», когда, случается, она опаздывает на пять часов. Но в этом нет нашей вины. Хотя под удар попадают как раз-таки врачи, приехавшие на вызов.

Правда такова, что из-за низких зарплат к нам идти не хотят. Для студентов после колледжа или института деньги слишком маленькие. Оклад фельдшера - 5 150, врача - 5 800 рублей плюс ночные, набегает где-то тысяч десять. А за них никто работать не хочет. Тем, кто постарше, добавляется категория, медицинский и выездной стаж - уже полегче: 16 - 17 тысяч рублей. Но ведь этот опыт еще нужно заработать... Выходит замкнутый круг.

«Как только я положила трубку, получила кулаком в лицо»

- Мы работаем с водителем в паре, - вспоминает злополучный вызов Елена. - В тот день все было, как обычно: около восьми вечера поступил сигнал. Надо ехать в один из домов на 1-м поселке Орджоникидзе. 50-летний пациент оказался навеселе. Рассказал, что по дороге домой кто-то напал на него и разбил голову. Для нас - обычное дело. Я обработала ему рану, перебинтовала и предложила поехать в больницу. Он согласился. А когда закончила оформлять документ, у него ни с того ни с сего вдруг поменялось настроение. Он выхватил бумаги у меня из рук и отбросил в сторону.

- Зачем вы это делаете? - опешила я.

- Отстань! - крикнул он, отшвырнув бумаги еще дальше.

Тогда я набрала номер диспетчера: «Пациент буйный - вызывайте полицию!»

Все это время он стоял ко мне боком. И как только я положила трубку, получила кулаком в лицо, ударилась затылком о стену и на несколько секунд потеряла сознание. Когда очнулась, по лицу текла кровь, очки в одной стороне, медицинский ящик в другой... Он начал загонять меня в угол. Его пожилая мама, стоявшая рядом в комнате, пыталась его успокоить, но, видимо, тоже побаивалась. Зазвонил рабочий телефон.

- Сейчас попробуешь трубку взять - я тебя убью, - угрожающе зашипел пациент.

Я стала оттирать кровь с лица. Телефон зазвонил снова. Я не отвечала - боялась.

Как я узнала позже, диспетчер все это время звонила мне, чтобы сообщить: «Полиция едет». Когда я перестала отвечать на звонки, она набрала водителя. Тот поднялся и обомлел: у меня лицо синее, кровь течет. Тогда он схватил обидчика за грудки и отшвырнул под стол. Во время потасовки я и успела выскочить. Приехала полиция. Что с ним было дальше - не знаю.

«Оказывая помощь другим, мы не можем уберечь себя»

- О том, что нападения на коллег происходят, я, конечно, слышала, но со мной такое произошло впервые, - вздыхает женщина. - Если бы он был изначально негативно настроен по отношению ко мне, то я бы вызвала полицию и в присутствии их его обслужила. Но в той ситуации возможности защититься у меня просто не было. Средств индивидуальной защиты у медиков нет. Вот и получается, что, оказывая людям помощь, спасая человеческие жизни, мы не можем уберечь себя.

Olga.Gopalo@phkp.ru

ОФИЦИАЛЬНО

«За последние три года - восемь случаев, закончившихся травмой»

- К сожалению, нападение на сотрудников «Скорой» происходят достаточно часто, - рассказала «КП» заместитель главного врача по скорой медицинской помощи БСМП Ростова Татьяна Зауголышева. - За последние три года отмечено восемь случаев, закончившихся получением производственных травм различной степени тяжести. Как правило, это закрытая черепно-мозговая травма. По каждому из них писались заявления в полицию. В суд обратились только два медицинских работника. Сейчас их дела находятся на рассмотрении. Как правило, в большинстве случаев на сотрудников нападают мужчины в состоянии алкогольного опьянения. Причины нападения невозможно как-нибудь объяснить логически. Любое несоответствие между пожеланиями пациента или окружающих его людей и реальными возможностями «Скорой» может спровоцировать агрессию. Все наши сотрудники действуют в соответствии с должностными инструкциями и инструкцией по охране труда. В настоящее время наличие средств индивидуальной защиты - электрошокеров или газовых баллончиков - не предусмотрено ни одним нормативным актом.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

77 бригад скорой медицинской помощи ежедневно выходят «на линию». На территории разных районов Ростова работают девять подстанций, чтобы обеспечить максимально быстрое прибытие на вызов.

506 ставок врачей, 702 - медработников и 292 - санитаров предусмотрены штатным расписанием. Однако, по данным годовых отчетов, бригады скорой помощи укомплектованы врачами на 40,7%, а фельдшерами - на 81 процент.

140 медицинских работников трудятся на «Скорой». И только около 30 бригад, в которых есть и фельдшер, и врач, а в остальных - по одному фельдшеру.

ШКУРНЫЙ ВОПРОС

По информации городской больницы скорой медицинской помощи Ростова, в настоящий момент средняя зарплата врачей составляет 26 627 рублей, сотрудников среднего звена - 20 056 рублей, младшего персонала - 9 224 рублей.