Происшествия

В Татарстане учительница признала свою вину в интимных отношениях с ученицей

На педагога завели уголовное дело
Фото: соцсети

Фото: соцсети

Педагогическо-интимный скандал в Альметьевске получил новое продолжение. Напомним, из квартиры учительницы русского языка и литературы в больницу доставили 15-летнюю школьницу. Врачам пациентка нехотя рассказала, что травмы в интимной области получила после забав со своей учительницей.

В отношении 24-летней Рамили (имя изменено - Ред.) возбудили уголовное дело по статье «Лесбиянство с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста».

Следствие, можно сказать, только началось, а учительница уже решила пойти на откровения – она полностью признала свою вину! Об этом «КП-Казань» сообщил официальный представитель следственного комитета Татарстана Андрей Шептицкий. Сейчас педагог находится под подпиской о невыезде.

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Рамиля мечтала стать «вторым Макаренко» - новатором, подвижником и просто хорошим учителем, к которому тянутся дети. Посиделки в походах у костра с кружкой обжигающего чая, неспешная беседа и споры по вечным вопросам отцов и детей, утренняя дымка тумана над палатками – идеальная мечта о взаимоотношениях «учитель плюс ученики». Но в Альметьевской школе произошел сбой: после одной из таких встреч «по душам» в отношении лауреата всероссийского творческого конкурса для педагогов «Радуга Талантов» в номинации «Литературное творчество» возбудили уголовное дело по статье «Лесбиянство с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста».

Администрация школы в осаде: приемную директора, только что вышедшую из отпуска, во всю «атакуют» журналисты, проверяющие из правоохранительных органов и министерства образования. Директор больше не отпирается, что не в курсе событий.

- Мы не можем поверить, никто такого не ожидал, - говорит она. – Каких-либо комментариев давать не можем – идет следствие!

Оказалось, что Рамиля написала заявление на отпуск с последующим увольнением. Задним числом, чтобы на репутацию школы не упало пятно? Поздно. Отмываться от этого придется долго.

Про учительницу плохого, кстати, никто не говорит.

- Я не был близок к ней. Ничего плохого про нее сказать не могу, знаю ее только с положительной стороны. Про эту историю узнал буквально вчера. Прочитанное не укладывается в голове. Кстати, она почему-то меня удалила из друзей, - рассказал «КП-Казань» один из сотрудников школы Владимир (имя изменено – Ред.) - О ее нетрадиционной сексуальной ориентации я не слышал. Были ли у нее близкие подруги, не знаю, она со всеми общалась довольно мило. А я с ней вне работы не общался. Она создает впечатление решительной, доброй, активной женщины. Она нередко мне помогала, принимала участие в организации мероприятий, как-то вместе в детский дом ездили с подарками.

Мужчины в школе, по словам нашего собеседника, знаки внимания к Рамиле не проявляли. Они либо слишком молоды, либо женаты. Инцидентов, связанных с детьми, до этого тоже не было.

- Ни разу не видел ее на короткой дистанции с детьми, да и в беседах с ними! – утверждает мужчина.

«ИНСТИТУТ, ЭКЗАМЕНЫ, СЕССИЯ…»

- Не верится, что это с ней произошло, - поделилась с «КП-Казань» декан факультета Елабужского института КФУ, где училась Рамиля, Эльвира Ибрагимова. – Курс у них был чисто женский – филология. Мальчики редко, но бывают, один-два. А вот на курсе у них не было.

Девушку запомнили только с положительной стороны. Любопытствующая, училась с удовольствием и прилежно. Зачеты, курсовые, экзамены сдавала сразу, и на оценки 4-5, не повезло только с литературоведением – тройка по этому предмету испортила диплом выпускницы.

- Слышала, читала в интернете о том, что произошло, - призналась Ибрагимова. – Знаем ее только со стороны учебы, но она не производила впечатления какой-то «не такой» девушки. Конечно, мы с ними, девушками ее курса и группы, виделись только на занятиях, но у Рамили всегда были теплые и хорошие взаимоотношения с однокурсницами.

Девушки, что проучились с Рамилей все пять лет, теперь от шока приходят в себя. Только на условиях полной анонимности, одна из них – Светлана, согласилась рассказать о студенческих годах.

- Она из Альметьевска, жила где-то в общаге, потом, я слышала, квартиру снимала с кем-то из девочек, - вспоминает Света. – Никаких предпосылок типа лесбийских заигрываний у нас на курсе не было, я про такое и не слышала ни от кого. Был ли у нее парень – не могу сказать, мы не настолько были близки. В нашей группе были только девочки, но близких, интимных, отношений между ними не припомню ни у кого. Те, кто услышал про эту историю, не верят, что Рамиля могла бы сама домогаться девочки. Дети сейчас пошли знаете, какие? Ее интеллигентность, мягкое общение со всеми могли ошибочно признать за слабость. Она мечтала встретить мужчину, иметь семью. Мечтательница – это да. Все искала идеал. Если и в самом деле между ней и ученицей были какие-то отношения, то это не она была инициатором, это точно!

Про вторую сторону этой некрасивой истории педагоги стараются не говорить – девочке еще жить дальше. Корреспонденты «КП-Казань» выяснили, что она воспитывается в неполной семье – без отца, учится середнячком, ничем особенным не выделяется.

- Во время беседы с педагогом стало известно, что она была вынуждена уступить девочке, поскольку та грозилась покончить с собой, - сообщили собственные источники «КП-Казань» в правоохранительных органах. – Сейчас эта информация проверяется, как и то, предпринимала ли подросток попытки покончить с собой или нет.

КОММЕНТАРИЙ

Детский омбудсмен Татарстана Гузель Удачина: «Такого еще на моей памяти не было!»

-По инициативе следственного комитета Татарстана мы сейчас запрашиваем мнение экспертов. Еще один запрос отправлен в адрес главы муниципального района городского округа, где проживает ребенок, ставший жертвой насилия, - рассказывает Гузель Удачина. - Также мы просим изучить все обстоятельства произошедшего и семейную ситуацию ребенка. Единичные случаи, когда у нас совершались преступления в отношении несовершеннолетних сотрудниками различных учреждений. Но такого характера, чтобы это был педагог, тем более – женщина! И в отношении девочки-ученицы! Такого еще на моей памяти не было. Девочка уже получила психологическую травму. И сейчас здесь должны работать психологи.