Общество

Директор метро Екатеринбурга: Когда взрывали башню, мы следили, чтобы в туннелях не было трещин

Андрей Панаиотиди, назначенный главой уральской подземки, рассказал, что происходило в тоннелях во время падения телебашни, откуда в нашем метро появились московские жетоны и как идет подготовка к чемпионату мира по футболу
- Срок службы наших вагонов истекает в 2020 году, - говорит Андрей Панаиотиди.

- Срок службы наших вагонов истекает в 2020 году, - говорит Андрей Панаиотиди.

Фото: Данил СВЕЧКОВ

12 марта в Екатеринбурге назначили нового директора метрополитена. Им стал бывший главный инженер уральской подземки Андрей Панаиотиди. Ранее эту должность занимал Владимир Шафрай, но 12 января он уволился по собственному желанию. Накануне 27-летней годовщины нашего метро мы встретились с его новым главой, чтобы поговорить о будущем уральской подземки.

ВО ВРЕМЯ ЧМ-2018 В МЕТРО БУДУТ РАБОТАТЬ ВОЛОНТЕРЫ

- Андрей Михайлович, в июне стартует мундиаль. Наше метро готово к потоку иностранных гостей?

- Уже сейчас все сообщения в вагоне дублируются на английском. Указатели на станциях также выполнены на двух языках. Мы готовим наших работников к тому, что среди пассажиров будет много иностранцев, чтобы они не пугались и могли адекватно объяснить, как и куда проехать. Кроме того, в метро появятся стойки волонтеров, где иностранцам объяснят, как добраться до фанзоны и стадиона.

Новые металлодетекторы уже появились на «Проспекте Космонавтов», «Площади 1905 года», «Геологической» и «Ботанической».

Новые металлодетекторы уже появились на «Проспекте Космонавтов», «Площади 1905 года», «Геологической» и «Ботанической».

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Как обстоят дела с безопасностью?

- Мы уже закупили сертифицированные металлодетекторы. Поставили их в зонах транспортной безопасности, в вестибюлях на самых загруженных станциях. Это «Проспект Космонавтов», «Площадь 1905» года, «Геологическая» и «Ботаническая».

- Вы видели зарубежное метро? Что нам стоило бы позаимствовать у иностранцев?

- Чтобы что-то заимствовать, не обязательно ехать в другие страны. У Москвы и Санкт-Петербурга по части метро тоже можно подсмотреть много полезного.

- Например, жетоны московского метрополитена, которыми мы пользуемся.

- Раньше жетоны в Екатеринбурге были пластиковые. Они часто не срабатывали на турникетах. Поэтому мы решили перейти на металлические. Это было в то время, когда Московский метрополитен отказался от жетонов. Они предложили нам их забрать. Но в будущем мы планируем перейти на карточки. За рубежом уже давно проезд в метро по карточкам. А касса, если и есть, то работает лишь для туристов и тех, кому надо совершить всего одну-две поездки. Мы к этому тоже придем, но все упирается в финансирование. Была бы вторая ветка, наши доходы возросли бы. Она ведь не только горожанам нужна, но и метрополитену, чтобы он мог дальше развиваться.

Скоро в метро появятся стойки волонтеров, где иностранцам, приехавшим на ЧМ-2018, будут объяснять, как добраться до фанзоны и стадиона.

Скоро в метро появятся стойки волонтеров, где иностранцам, приехавшим на ЧМ-2018, будут объяснять, как добраться до фанзоны и стадиона.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

ПРОЕКТЫ ВТОРОЙ ВЕТКИ ЕСТЬ, НЕТ ФИНАНСИРОВАНИЯ

- Пять лет назад вторую ветку метро хотели строить по примеру Барселоны - чтобы обе линии располагались в одном тоннеле, одна поверх другой.

- Да, эту концепцию разрабатывал «Уралгипротранс». Тогда посчитали, что можно будет уменьшить земляные работы, если построить всего один туннель диаметром в 12 метров.

- А почему передумали?

- Во-первых, еще не передумали. Просто пока не строят. Концепция есть. Как дальше пойдет и кто будет проектировать - это вопрос к городу и области.

- Пару недель назад мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман показал другую концепцию второй ветки, которую ему прислали специалисты из института «Метрогипротранс».

- Да, там классика - два тоннеля и между ними станция. Но это пока только предпроектное решение. Там еще нет проработки. «Уралгипротранс» же детально прорабатывал съезды, выезды, соединения с действующей линией. Хотя мысли и в концепции «Метрогипротранса» здравые есть. Например, там предлагается вторую ветку метро строить от ЖБИ к центру. Это удобно, потому что у нас на ЖБИ должно быть депо. А если начать строить вторую ветку с ВИЗа к Центру, то поезда придется загонять в нее через первую ветку.

На Урал Андрей Панаиотиди попал по распределению после окончания Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта.

На Урал Андрей Панаиотиди попал по распределению после окончания Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта.

Фото: Данил СВЕЧКОВ

- А как обстоят дела с вагонами метро?

- У нас вагоны преимущественно 1989 года выпуска. Срок эксплуатации у них - 31 год. То есть он заканчивается в 2020 году. Поэтому мы должны либо покупать новые, либо ремонтировать старые, продлевая срок их службы на 10 - 15 лет. Пока мы идем по второму пути. После майских праздников отправим в Красноярск первый состав из четырех вагонов на капитальный ремонт. Новые составы пока не планируем приобретать.

В ПОДЗЕМКЕ НЕ ПОЧУВСТВОВАЛИ ПАДЕНИЯ ТЕЛЕБАШНИ

- Если кто-то что-то сносит или строит в Екатеринбурге, люди сразу вспоминают про метро - не навредит ли это тоннелям. Недавний снос телебашни как-то отразился на них?

- Нет. Мы специально выводили людей на Геологическую станцию, чтобы они посмотрели, мало ли какие дефекты появятся после падения. Люди находились там в момент падения. Когда башня рухнула, я им позвонил. Спрашиваю: «Что-нибудь хоть чувствовалось?» Они говорят: «Вообще ничего. Мы думали, ее до сих пор не уронили». Потом они прошли по тоннелям - без замечаний. Акт составили и открыли движение.

- Точно так же люди боялись, что Храм-на-воде как-то повлияет на работу метро.

- Изначальный проект подразумевал, что здание будет стоять прямо над нашими тоннелями. Я не знаю, как они собирались делать фундамент, но думаю, у них все было просчитано. Когда же храм решили перенести на берег, он должен был встать на наш вентиляционный киоск, который находится рядом с Октябрьской площадью. Это было недопустимо. Стройплощадку сдвинули ближе к Театру драмы. Рядом с вентиляционным киоском санитарная зона - 25 метров. Насколько я знаю, площадку под храм сделают на границе этой зоны.

Вторая ветка увеличит доходы нашего метро и позволит ему развиваться, уверяет новый директор.

Вторая ветка увеличит доходы нашего метро и позволит ему развиваться, уверяет новый директор.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Если говорить о развитии, что бы вы хотели изменить в работе нашего метро?

- Хотелось бы сократить интервалы движения составов в час-пик. Сегодня он составляет 4 минуты. Надо делать 3.30. Но без дополнительных составов у нас это не получится. Все вагоны, которые есть, уже в работе. Если бы мы интервал движения снизили, в поездах стало бы чуть просторнее и пассажиры не стояли бы впритирку.

СПРАВКА «КП»:

Андрей Михайлович Панаиотиди родился в Эстонии в 1964 году. Учился в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта на специальности «Тоннели и метрополитены». После учебы приехал в Свердловск на строительство метрополитена, где работал два года, пока не ушел в армию. В 1991 году после демобилизации вернулся на Урал и устроился тоннельным мастером в метро. Проработал в этой должности 12 лет. Впоследствии дослужился до главного инженера метрополитена. Сейчас он директор метрополитена.