2019-12-31T04:46:46+03:00

«Дед Мороз, верни меня бабулечке!»: восьмилетняя девочка спаслась в тайге в мороз под новый год, попросив волшебника о чуде

Свою удивительную новогоднюю историю на своей страничке в социальной сети рассказала Наташа Жабыко
Поделиться:
Комментарии: comments13
Наталья Шабыко, 1993 годНаталья Шабыко, 1993 годФото: из личного архива
Изменить размер текста:

Наталья Жабыко в прошлом известный красноярский тележурналист, а сейчас пресс-секретарь в красноярском федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии. История настолько невероятная, что мы не смогли ей не поделиться.

«Заморыш»

- История эта случилась под Новый год, в декабре 1983, - рассказывает Наташа. - Мне было 8 лет, училась я во втором классе Кежемской (районный центр, - прим. Ред.) средней школы, и это был мой новый опыт деревенской жизни. Родители решили, что я городской «заморыш», и отправили набираться здоровья к любимой бабулечке, которая жила в большом селе на берегу Ангары. Край был красивый и суровый, сейчас это место под водой Богучанской ГЭС... До школы километра четыре, никакого транспорта не было. Каждое утро ровно в семь я выдвигалась из дома в полном обмундировании – валенки, цигейковая шубка, лисья шапка и бабушкина пуховая шаль. Плюс портфель.

Меня пытались откормить пирогами, икрой, деревенской сметаной, как говорила бабушка, чтобы силы были в школу ходить.

Зимой бежать в школу было особенно интересно. Примерно к середине пути нос замерзал, руки-ноги начинали неметь, и к школе уже подгребала одна большая сосулька. Зато, потом, разденешься, сидишь в теплом классе, отойдешь от мороза, разомлеешь и так хорошо тебе, такое счастье. Лепота!

Наталья Жабыко Фото: из личного архива

Наталья ЖабыкоФото: из личного архива

Проехали поворот

Обратно домой бежать было веселее, но тоже холодно.

И вот однажды, иду я домой, конец декабря, под минус тридцать на улице. Прошла половину пути, смотрю, у обочины дороги стоит группка людей, мужики в тулупах и унтах, несколько женщин, видимо, едут с вахты.

Я решила, что они едут в аэропорт, он небольшой, находится в нашем районном центре, так называемая «малая авиация». А наш дом как раз рядом с ним. Решила, что тоже подожду автобус и доеду до дома в тепле.

Вскоре подошел автобус, все залезли в него и я, в том числе. Едем. Тепло, хорошо! Автобус маленький, горбатый, с носиком. И вот поворот на деревню. Но... мы его проезжаем, и автобус едет дальше. Я постеснялась попросить остановиться…

И он все едет и едет. Деревня уже давно кончилась, начался лес, а мы все едем. Я сижу. Долго ли, коротко мы ехали, наконец, автобус остановился, открыл дверь, все выходят, и я вышла. Кругом лес, народ куда-то рассосался, автобус заехал в огромные железные ворота какого-то ангара, которые тут же закрылись и все. Кругом никого и ничего, только высокий забор с колючей проволокой, зеленые ворота, лес и столб с фонарем, у которого я и встала.

Живая!

Про Нарнию я тогда не знала. Ну, думаю, сейчас автобус развернется, выедет из ворот, и я поеду домой.

И вот стоит городская восьмилетняя девочка одна одинешенька посреди тайги, стемнело, мороз пробирает до костей, а я все жду. Вокруг ни души. Постучала кулачком в ворота, да где там, даже приличного звука не было…

Руки, ноги заледенели, прыгаю, потом сил прыгать уже не осталось. Я присела у столба с фонарем, плачу, слезы тут же замерзают, а я уже ничего не чувствую. Вспомнила единственную молитву, которой бабушка научила, молюсь. Потом давай просить Деда Мороза, если он существует, чтобы вернул меня бабулечке. Говорю – мне никаких подарков больше не надо, только домой меня верни! Уже в каком-то полузабытьи вижу, отъехали железные ворота, выбегает женщина, кинулась ко мне, схватила и начала трясти, что то спрашивать, а я ее даже понять не могу. Затащила она меня в сторожку, посадила около печки, вытряхнула из валенок и шубы, и давай растирать меня всю) Сует крепкий чай, ну чистый чифир, горький, горячий. Я оттаяла, сижу, улыбаюсь. Оказывается, я приехала к зверосовхозу, в котором разводили чернобурок.

А он с десяток километров от Кежмы, может и больше. Автобус рабочих привез, и никто не заметил маленькую девочку. Спасительница убежала, притащила шофера, и отутюжила его семиэтажным ангарским матом! Носом его в меня тычит, орет, замахивается, а я к печке припала и улыбаюсь.

- Девочка, а ты чьих будешь?

- Я внучка Пелагеи Федоровны, моя тетя Мария Николаевна, она в аэропорту главным бухгалтером работает.

- Ябит твою налево! Тетя Поля наверное извелась вся, вот бы внучка у нее сейчас насмерть бы замерзла. Ирод, выгоняй автобус, вези девку, да на руки передай. Прибить тебя, скотобазу мало!

Делать нечего мужику, выгнал из гаража автобус, меня укутали, посадили на первое сиденье, и повезли домой. По дороге я уснула. Очнулась уже, когда меня на руках шофер домой заносил, где металась бедная бабулька. Мужик рассказал, как дело было, получил мешок шанежек и поехал в свой зверосовхоз.

Бабушка посадила меня у печки, дышала мне на руки-ноги, плакала и целовала меня, приговаривая – живая!

Этот случай, потом, мы часто вспоминали, удивлялись, как все благополучно закончилось. И смеялись от того, что волки и медведи, наверное, обалдели от моей наглости – одной расхаживать зимой по тайге.

С тех пор я больше никогда не писала письма Деду Морозу, я знала, что свой лимит подарков я выбрала сполна.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Новый год в Красноярске-2020»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также