Общество

Деревья здесь долго не живут: как кислые воды загрязняют окрестности Левихинского рудника на Урале

«Комсомолка» побывала в поселке Левиха под Нижним Тагилом вместе с прокуратурой, которая нагрянула туда с проверкой
В понедельник, 13 июля, к пруду приехала прокуратура.

В понедельник, 13 июля, к пруду приехала прокуратура.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

На прошлой неделе в Интернете опубликовали новую порцию пугающих снимков из окрестностей Левихинского рудника под Верхним Тагилом. Сам рудник промышленники забросили еще в конце 90-х. Но воды из шахт, где добывали медь, до сих пор выходят на поверхность. Из-за этого вся земля в округе покрылась самой настоящей ржавчиной. «Комсомолка» побывала в поселке Левиха, чтобы узнать насколько реальная ситуация соответствует снимкам блогеров, а также, как влияют «кислые» подземные реки на экологию.

Вдалеке видно зеленую траву, которая выросла на ржавой отмели.

Вдалеке видно зеленую траву, которая выросла на ржавой отмели.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«ЗАКРЫТЬ КИСЛУЮ ВОДУ В ШАХТАХ НЕЛЬЗЯ»

Пруд возле поселка Левиха живописен, но местные здесь не купаются и рыбу не ловят. И даже предостерегают заехавших автомобилистов - хочешь помыть машину, ищи другое место. И дело не в том, что жители Левихи бережно хранят его природную чистоту. Наоборот – побаиваются они местной воды. И не без оснований.

Издалека – обычный водоем, который со всех сторон окружает густой лес. Но если подойти к самой воде и посмотреть вглубь, то дно словно ржавчиной покрыто, да и сама вода какого-то едкого кислотного оттенка. Из-за этого природоохранная прокуратура периодически наведывается сюда, чтобы проверить, что тут с экологией. Вот и сегодня, 13 июля, приехали из надзорного ведомства сотрудники. Виной тому те самые снимки. На кадрах пруд выглядел, как нечто инфернальное - гигантское сочно-оранжевое пятно, будто вулканическая лава, выползало из одной точки и расходилось по водной глади.

Загрязненный водоем рядом с поселком Левиха в Свердловской области

Загрязненный водоем рядом с поселком Левиха в Свердловской области

Фото:

- Он оказался затоплен и теперь оттуда текут кислотные реки, отравляя все вокруг, до чего доберутся. И это продолжается не год, не два, а уже целых 16 лет! – написал блогер zamkad_life. - Делается ли что-то по этому поводу? Была построена станция по нейтрализации шахтных вод. Но это дорогое удовольствие, денег не хватает. Поэтому сбрасывают воду как есть.

Тут надо пояснить. В ХХ веке рядом с Левихой работали шахты. Периодически они заполнялись подземными водами, которые из-за богатых залежей меди сразу окислялись. Не превращалась в кислоту, а именно становились кислыми. Пока шахты работали, эту воду откачивали на поверхность и гнали в лес.

В этом пруду рыба жить не сможет.

В этом пруду рыба жить не сможет.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Местные говорят, что из-за этого в годы Великой Отечественной войны здесь погибло множество деревьев. А в 1973 году здесь построили станцию нейтрализации, которая прогоняла воду, делая ее менее кислой. Шахты в конце 90-х закрылись, а вот станция по-прежнему работает.

- Закрыть под землей в шахтах эту кислую воду нельзя, она все равно выходит, и еще много сотен лет будет выходить, и станция столько же тут будет работать, - говорит Виктор Великанов, в 80-е работавший главным инженером на станции нейтрализации Левихинского рудника.

Этот голубой ручей бежит из станции нейтрализации прямо в искусственный пруд у поселка Левиха, в котором вода отстаивается, прежде чем ее сбросят в реку Тагил.

Этот голубой ручей бежит из станции нейтрализации прямо в искусственный пруд у поселка Левиха, в котором вода отстаивается, прежде чем ее сбросят в реку Тагил.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«ЗЕЛЕНЫЙ ЦВЕТ ВОДЫ ЭТО НОРМАЛЬНО»

С Виктором Великановым мы стоим на том самом месте, где на снимках блогера «ползет» огромное рыжее пятно. Оказывается, что это не реки кислоты, а отмель, камни и земля на которой покрыты ржавым налетом. Рядом бежит ручей с зеленоватой мутной водой, которая стекает в пруд.

- Зеленый цвет воды это нормально, - уверяет Виктор Великанов. - Это показатель того, что станция нейтрализации работает. Вот она бежит от станции зеленая в водоем, значит, идет реакция, и кислотность воды снижается. А рыжий осадок на берегу это металлы, которые были в воде. Они выпадают из нее.

Так с земли выглядит то самое место с «кислотно-рыжим» пятном на пруду.

Так с земли выглядит то самое место с «кислотно-рыжим» пятном на пруду.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Правда старожил признает, что деревья рядом с прудом от такой воды все равно долго не живут.

- Они все равно со временем гибнут. От этого никуда не деться, - вздыхает Виктор Великанов. - Если тут срубить дерево, оно внутри голубое. Вода ведь щелочная.

Щелочь, а если точнее щелочное молочко добавляют в кислую шахтную воду как раз на станции нейтрализации, чтобы снизить кислотность. Поднявшись по ручью с зеленой мутной водой, мы находим то место, в котором происходит смешивание двух жидкостей.

Станция нейтрализации, которая и сбрасывает в пруд шахтную воду, смешанную с известью.

Станция нейтрализации, которая и сбрасывает в пруд шахтную воду, смешанную с известью.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Тут из здания, очевидно еще советской постройки, выбегают два ручья. Один прозрачный с рыжеватым оттенком на дне. Другой - белая жижа со сгустками. Это известь смешанная с водой. Соединяясь, два ручья приобретают зеленый оттенок и уходят дальше в водоем.

- Это искусственный водоем. Пруд-осветлитель - в нем зеленоватая вода отстаивается 14 часов, - объясняет Ирина Орлова, начальник филиала компании «УралМонацит», который и заведует станцией нейтрализации. - Если у жидкости pH от 6.5 до 8.5, то это нормальная вода. Если выше, то она щелочная. Если ниже, то кислотная. С шахты мы берем воду с pH от 2.5 до 3.5, то есть кислую, и повышаем до 6.5 pH, после чего сбрасываем в реку Тагил через восточную плотину на искусственном пруду.

Известковое молоко, которое добавляют в кислую шахтную воду.

Известковое молоко, которое добавляют в кислую шахтную воду.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

На наш вопрос, что случилось бы, не будь станции нейтрализации, ее сотрудники разводят руками:

- Наверное, рыба в реке Тагил всплыла бы, да и вся река стала бы с таким же рыжим дном, как наш пруд-осветлитель.

НЕ ХВАТАЕТ ДЕНЕГ И ВОДЫ

Впрочем, пока мы ехали к пруду, успели пообщаться с местными мужиками - заядлыми рыбаками. Те посетовали, что раньше в Тагиле рыбу вылавливали тоннами. А сейчас она вся исчезла. Да и лебеди на речку перестали прилетать. Пару лет назад парочка прилетела, так все чуть с ума не сошли от радости – побежали за фотоаппаратами, чтобы щелкнуть птиц на память.

Хоть пруд и окружает лес, местные жители говорят, что деревья тут живут не полную свою жизнь.

Хоть пруд и окружает лес, местные жители говорят, что деревья тут живут не полную свою жизнь.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

На станции нейтрализации признают, что проблемы в работе бывают. Не всегда хватает воды, чтобы сделать то самое известковое молочко. Если в Левихе вдруг перебои с водоснабжением, то станцию от воды отключают в первую очередь.

- Просто мы много воды забираем, а в реке Тагил воды мало, - разводит руками Ирина Орлова. - Сейчас, вот, опять не хватает, нас опять ограничили. Мы свою работу на 20-25% выполняем. Мы просто не можем приготовить достаточное количество известкового молока.

Есть проблемы и с финансированием.

- Это дело, конечно, затратное, - говорит Ирина Орлова. - В этом году только на известь мы получили 27 миллионов рублей. Но этого недостаточно. Возможно, нужно 70-90 миллионов. Сумма зависит от многих факторов - от качества воды, качества извести…

Так выглядит болото рядом с прудом, в котором отстаивается кислая вода.

Так выглядит болото рядом с прудом, в котором отстаивается кислая вода.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«ЕСЛИ ВОДЫ КИСЛЫЕ, ТО ОСАДОК РЫЖИМ И БУДЕТ»

Теперь в том, как работает станция нейтрализации будут разбираться сотрудники прокуратуры. Они не скрывают, что поводом к проверке послужили эффектные фотографии, сделанные блогером. В 2018-м, кстати, они уже проводили аналогичную проверку, и тоже после того, как один блогер опубликовал несколько жутковатых снимков, сделанных на пруду.

- Будем смотреть, насколько правильно эксплуатируется это гидротехническое сооружение, надо ли проводить очистку этих осадков на дне пруда, - говорит Роберт Слепухин, заместитель нижнетагильского межрайонного природоохранного прокурора. - Если говорить о тех снимках из Интернета, где такая страшная рыжая земля, то это осадок, это нормально. Технология такая. Если воды кислые идут медьсодержащие, то они рыжими и будут. Пруд так и должен выглядеть.

Зеленоватый оттенок кислая шахтная вода приобретает после того, как смешивается с известью, уверяют на станции нейтрализации.

Зеленоватый оттенок кислая шахтная вода приобретает после того, как смешивается с известью, уверяют на станции нейтрализации.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Впрочем, у прокуратуры сейчас и другая задача - определить, что нужно сделать на предприятии, чтобы кислая вода, выходящая на поверхность из шахт, нейтрализовалось в полном объеме.

- В ноябре прошлого года аппарат областной прокуратуры направлял в адрес Минприроды сообщение о необходимости дополнительного финансирования данного учреждения, - объясняют в пресс-службе прокуратуры Свердловской области. - Денежных средств, которые направляются на нейтрализацию кислых вод, не хватает. Кроме того в январе так же информировался губернатор об этой проблеме и было выделено на нейтрализацию, на нужды учреждения свыше 27 миллионов рублей. Будем сейчас смотреть, хватает ли этих денег, чтобы нейтрализовать весь объем кислых вод, которые выходят из шахты.

ОФИЦИАЛЬНО

Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области:

- Ведомство ведет постоянный контроль за ситуацией на Левихинском руднике. В настоящий момент единственный способ, позволяющий нейтрализовать самоизливающиеся кислые шахтные воды заброшенных рудников – очистка известковыми реагентами. В течение последних трех лет ежегодно на приобретение извести из регионального бюджета выделяется около 27 миллионов рублей. Нейтрализацию ведет учреждение «УралМонацит». Все усилия направлены на то, чтобы исключить попадание загрязненных шахтных вод в поверхностные и подземные водные источники. Только в первом полугодии 2020 года было нейтрализовано 654,7 тысячи кубометров неочищенных шахтных вод на действующей станции нейтрализации. Таким образом, принимаются все возможные меры для недопущения ухудшения ситуации.

На станции нейтрализации уверяют, что зеленый цвет воды, бегущей в пруд, и ржавый осадок на земле - это нормально.

На станции нейтрализации уверяют, что зеленый цвет воды, бегущей в пруд, и ржавый осадок на земле - это нормально.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Уже в этом году начнутся работы по оценке гидрогеоэкологического состояния компонентов окружающей среды в пределах которого расположены отработанные карьеры, шахты, провалы и пруд-отстойник Левихинского рудника. На основании проведенных исследований будет сделан прогноз изменения состояния подземных и поверхностных вод и дано обоснование дальнейших возможных мероприятий по снижению загрязнения подземных и поверхностных вод.

Рудник – предприятие федерального значения и Свердловская область уже неоднократно обращалась в различные ведомства с просьбой признать его объектом, подлежащим ликвидации с использованием всех положенных экологических мер безопасности. Однако пока считается, что Левихинское месторождение имеет балансовые и забалансовые запасы цинка, меди, золота и серебра и проведение работ по ликвидации на данный момент является нецелесообразным.

КОММЕНТАРИЙ ЭКОЛОГА Андрей ВОЛЕГОВ, эколог, председатель правления региональной общественной организации Свердловской области «Экоправо»: - На нейтрализацию кислой воды нужно около 70 миллионов в год, а выделяют только 27 миллионов. Отсюда вопрос: оставшиеся 2/3 шахтных вод чем нейтрализуются? Они будут попадать в пруд, а потом из него вытекать. Это чревато. Для примера: на руднике 3-го Интернационала под Нижним Тагилом бежит маленький ручеек не нейтрализованной воды (кислой) шириной всего 30 - 50 сантиметров. И он выжег и деревья, и почву на 50 - 100 метров в каждую сторону от своего русла. Если же средств будет достаточно и вся кислая вода будет нейтрализоваться в полном объеме, то ничего страшного, наверное, не случится. Есть другая проблема. На дне пруда оседают тяжелые металлы, которые были в шахтной воде (из-за них образуется ржавый налет. - Прим. ред.). И пруд постепенно ими заполняется. Нужно постоянно проводить рекультивацию. По мере необходимости шламы и тяжелые металлы нужно выгребать ковшами и вывозить самосвалами. А потом в зависимости от класса опасности их где-то утилизировать. Это в идеале бы давало чистую воду на выходе из пруда. А сейчас этот осадок постепенно занимает чашу водоема. В дальнейшем вода будет переливаться и распространяться по округе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мертвые реки: как промышленники выживают манси с Северного Урала

Некогда кристально-чистые реки отравлены технологическими отходами. Уже исчезла рыба, сейчас уходят животные... «Комсомолка» выясняла, кто стал виновником загрязнения. (Подробнее)