Коронавирус Covid-19

Семья скончавшегося от коронавируса фельдшера из Ижевска: «Мама просто горела своей работой»

Сотрудница скорой помощи хотела рассказать «Комсомолке» о своей работе, но не успела
В Ижевске фельдшер скорой помощи скончался от коронавируса Фото: архив КП, предоставлено героями публикации

В Ижевске фельдшер скорой помощи скончался от коронавируса Фото: архив КП, предоставлено героями публикации

Пандемия коронавируса не утихает, и все уже привыкли к сухим цифрам в новостной сводке: количество заболевших, количество вылечившихся, статистика смертности. А между тем за этими цифрами стоят человеческие судьбы. Об одной из них мы собираемся рассказать.

Некоторое время назад к нам в редакцию обратилась ижевчанка с вопросом от своей знакомой – фельдшера скорой помощи Галины Корольковой. Она спрашивала, не хочет ли «Комсомолка» сделать репортаж о том, как работает скорая помощь во времена «ковида». К сожалению, познакомиться с Галиной Сергеевной мы не успели – через несколько дней узнали, что она скоропостижно скончалась. Жизнь медика унес коронавирус.

«ВРАЧИ ПОНИМАЮТ, ЧТО ОНИ НЕ БЕССМЕРТНЫЕ»

– Помню, однажды я сказала ей в сердцах, что если так работать, то можно не дожить до пенсии. Но мне так обидно было, что она себя не жалеет, – с горечью говорит Александра, дочь Галины Сергеевны. Узнав о том, что мама собиралась рассказать журналистам о своей работе, но не успела, Александра решила сделать это за нее. А семья и друзья поддержали.

Эта грустная история началась 29 августа. Галина Королькова вышла на смену, но у нее поднялась температура, и ее отправили домой. Женщина вернулась домой и вызвала врача, чтобы сделать тестирование на коронавирус. В поликлинике по месту жительства предупредили, что перед тем как делать анализ, нельзя принимать препараты, есть и чистить зубы, и Галина Сергеевна, честно выполнив все условия, прождала до 16 часов. Дальше не выдержала – позвонила. Оказалось, что у коллег такая загруженность, что приехать они смогли лишь к вечеру.

Галину Сергеевну запомнили как жизнерадостного, улыбчивого человека Фото: предоставлено героями публикации

Галину Сергеевну запомнили как жизнерадостного, улыбчивого человека Фото: предоставлено героями публикации

– Все случилось очень быстро, – рассказывает Александра. – Четыре дня мы с супругом по очереди ездили к маме, привозили ей продукты и лекарства, оставляли у двери. Она сама говорила, что пока нет результатов, ходить к ней не нужно. Общались по телефону. Она рассказывала, что температура держится, но других серьезных симптомов нет. На пятый день маме стало трудно дышать. Я сказала, что если она не вызовет скорую, то я сама позвоню в больницу. Мама все-таки сама вызвала. Врачи ведь понимают, что тоже могут заболеть, что они не бессмертные.

Коронавирус подтвердился. Два дня Галина Сергеевна пролежала в обычной палате, но ее состояние продолжало ухудшаться, и женщину перевели в реанимацию. К ИВЛ решили не подключать, ограничившись кислородной маской. Врачи объяснили взволнованным родственникам, что необходимости в этом не было, так как дышала пациентка самостоятельно. Кроме того, у нее не было хронических заболеваний, которые могли бы усугубить положение. Лишь потом стало известно, что поражение легких было почти стопроцентным.

– Мы звонили каждый день, и каждый день говорили, что состояние стабильно тяжелое, – рассказывает Александра. – В пятницу, 11 сентября, врач сказал, что в ближайшие четыре дня что-то должно измениться – в лучшую или худшую сторону. А на следующее утро позвонили и сказали, что у мамы остановилось сердце. Причина смерти – тотальная пневмония и дыхательная недостаточность, коронавирусная инфекция.

– Наш последний разговор состоялся за два дня до ее смерти, – вспоминает зять Галины Сергеевны Андрей. – Мы с ребенком делали уроки, и мама позвонила уже из реанимации. Она почти не могла говорить, сказала только, что ей тяжело. Мы проговорили всего восемь минут. Рассказывал, в основном, я: о том, как дома дела, как дочка учится на пятерки. И к концу разговора она немного оживилась. Мы так хотели верить, что все будет хорошо…

«РЕВНОВАЛА МАМУ К РАБОТЕ»

– Маму знали практически везде, – говорит Александра. – Долгое время она работала на центральной скорой, успела поработать в третьем филиале, в последнее время работала на втором. Кроме того она преподавала в Ижевской государственной медицинской академии на кафедре медицины катастроф, а также читала курс лекций по оказанию первой помощи в нескольких автошколах. Ее много куда приглашали, потом всегда говорили: «Галина Сергеевна, приходите еще, мы хотим, чтобы только вы лекции читали».

В общей сложности родственники насчитали пять мест работы, и везде Галина Сергеевна успевала. Это был человек, который не останавливался ни на минуту.

У работников скорой помощи тяжелая работа - морально и физически

У работников скорой помощи тяжелая работа - морально и физически

Фото: Архив КП

Родилась Галина Королькова в поселке Селычка. Выросла в Ижевске, выучилась на фельдшера в медицинском колледже, после чего сразу пришла работать в скорую помощь - это случилось в начале 90-х годов. Родила дочку, вырастила ее одна.

– В медакадемию мама устроилась лаборантом, высшее образование получила уже после 40 лет, - рассказала дочь Галины Сергеевны. – Она вообще всю жизнь работала, училась и учила других. Работой, можно сказать, горела. Пока я росла, я ни в чем не нуждалась, но, конечно, как любой ребенок, все равно маму ревновала к работе, часто скучала по ней, хотела больше внимания.

Когда Галины Корольковой не стало, родные нашли у нее дома целую стопку отзывов и благодарностей от пациентов и учеников. Когда Галина Сергеевна была не на работе и не на лекциях, то к ней обязательно обращался кто-то из друзей, родственников или соседей. Посоветовать, сделать укол, измерить давление, просто выслушать - она всегда и всем приходила на помощь. По словам дочери, она привыкла выкладываться на двести процентов. Могла прийти после суточного дежурства и сразу отправиться в академию, а оттуда – к соседке, которой потребовалась помощь. Кроме того, Галина Сергеевна опекала свою пожилую парализованную родственницу.

– Я часто на нее обижалась, расстраивалась, – признается Александра. – Бывало, что какое-то время мы даже не общались. Я говорила: «Ты всегда чужим людям себя посвящаешь, у тебя вечно учеба и работа, а у тебя внучка единственная растет, приходи хоть с ней повидаться, погулять». А она отвечает: «Вот выйду на пенсию, тогда буду все свое время вам уделять. Я же пока еще молодая и работаю».

– Мы всегда общались очень тепло, хотя и часто расстраивались, что не можем лишний раз встретиться, посидеть вместе, как обычно делают семьи. Но мы привыкли к тому, что, позвонив маме, услышим вместо приглашения на блины такое знакомое: «Обязательно повидаемся, но не сегодня, сегодня я на работе», – грустно улыбается Андрей.

А вот рассказывать о своей работе Галина Сергеевна могла часами. Иногда это были трогательные истории, но чаще грустные и даже страшные. Как приходилось иметь дело с кошмарными травмами на месте ДТП, как попадались неадекватные люди - несколько раз на вызовах бригада подверглась настоящему нападению. Но несмотря ни на что Галина Королькова продолжала отдавать своим пациентам время и силы, вкладывая в работу и помощь людям душу. И переживала за каждого больного, случалось, плакала над теми, кого не удалось спасти.

Незадолго до болезни галина Королькова выезжала к пенсионеру, находящемуся в очень тяжелом состоянии

Незадолго до болезни галина Королькова выезжала к пенсионеру, находящемуся в очень тяжелом состоянии

Фото: Архив КП

– Она и в тот вечер, когда рухнул дом на Удмуртской, ринулась помогать, – рассказывает Александра. – Я хорошо помню, как волновалась за нее. Туда отправили практически все бригады, и врачи работали сутками. У мамы был выходной, но она, как узнала, все равно собралась и приехала туда. Ее не сразу пустили, но она буквально прорвалась к своим коллегам.

ЕЖЕДНЕВНЫЙ РИСК

Галина Королькова торопилась жить, старалась успеть все, но не успела так много. Вдоволь побыть с маленькой внучкой, переехать в новую квартиру, отпраздновать юбилей… Галины Сергеевны не стало 12 сентября – именно в этот день ей предстояло подписать документы на жилплощадь. А 27 сентября Галине Сергеевне должно было исполниться 50 лет: она хотела устроить большой праздник, позвать родных, друзей и обязательно коллег.

Разбирая мамины вещи, дочь и зять обнаружили новые платья, которые Галина Сергеевна купила, но так и не нашла случая надеть, а еще огромное количество конспектов по медицине, записанных вручную, и более 1,5 гб компьютерных файлов.

– Она писала диссертацию – кандидатскую или докторскую, мы не очень в этом разбираемся, - признался Андрей. – Но масштаб собранных материалов просто потрясает. И все в идеальном порядке, рассортировано по папкам. Я нигде такого порядка не видел! Мы договорились с медакадемией, и передадим все ее наработки, ей бы это понравилось. Она вообще очень любила делиться с людьми знаниями. О каждой болезни могла рассказать все от молекул до полной симптоматики.

Как рассказывают родственники, Галина Королькова настолько ответственно относилась к вверенным ей жизням, что просто не могла выкроить лишнюю минутку для себя. Многое она вообще делала себе в ущерб – ради людей.

На вызов в среднем отводится 15 минут

На вызов в среднем отводится 15 минут

Фото: Константин ИВШИН

– Например, она рассказывала, что начальство выражает недовольство, если бригада в график не укладывается, – говорит Александра. – У них же выделено на обслуживание по 15 минут. Некоторые врачи так и работают, молодые особенно. А мама говорила, что предпочтет терпеть замечания от руководства, но никогда в жизни не уедет, пока не сделает все, что в ее силах, чтобы облегчить состояние пациента.

А еще Галина Сергеевна рисковала. В последние месяцы – каждый день. Почему-то принято считать, что с коронавирусом сталкиваются только медработники «красной зоны», однако многие пациенты вызывают врача, даже не подозревая о том, что заражены. И приезжают на такой вызов люди не в спецкостюмах, а в обычных белых халатах.

За весь период пандемии коронавирусную инфекцию в Удмуртии перенесли более 560 сотрудников больниц, и четыре врача скончались. В статистике не конкретизируется, сколько заболевших и умерших работало в COVID-центрах, а сколько вело обычный прием. Нам известно лишь, что Галина Сергеевна работала в обычной линейной бригаде скорой помощи.

– Знаете, что меня больше всего удивляло? – говорит ее дочь. – В городе висят транспаранты, на них фото врачей в масках и специальных костюмах. Я у мамы спрашиваю: «У вас такая же защита?», а она в ответ только смеется. Отправила мне фотографию, какая у них защита… Просто халатик накинут, обычная маска и шапочка на голове. А ведь линейная бригада, выезжая на вызов, не знает заранее, есть ли у пациента коронавирус. Большинство вызовов с одышкой, кашлем, температурой.

По словам родственников, Галина Сергеевна незадолго до своей болезни выезжала к пенсионеру, находящемуся в очень тяжелом состоянии. Она осматривала его, как всех своих больных, заботливо и тщательно, невзирая на отсутствие защитного костюма. Дедушку госпитализировали с предварительным диагнозом «двусторонняя пневмония». О результатах анализов этого пациента бригаде не сообщили, и фельдшеру пришлось звонить и узнавать самостоятельно. Оказалось, что пенсионер умер, и уже только в морге Галине Корольковой рассказали о том, что коронавирус у дедушки был по всем признакам, просто скончался пациент от инсульта раньше, чем его успели вылечить.

За весь период пандемии коронавирусную инфекцию в Удмуртии перенесли более 560 сотрудников больниц

За весь период пандемии коронавирусную инфекцию в Удмуртии перенесли более 560 сотрудников больниц

Фото: Архив КП

– Врачи каждый день осознанно идут на риск, – сказала дочь покойной в заключение разговора. – Они всеми силами стараются спасти жизни и жертвуют собой. А мы – родные и близкие – даже не всегда можем быть рядом, потому что нас тоже пытаются защитить, оградить от опасности.

ТАКИХ, КАК ОНА, БОЛЬШЕ НЕТ

– Она была очень жизнерадостным человеком. От нее исходила потрясающая энергия доброты, тепла, любви, радости. Как от свечи, которой было важно гореть, светить другим людям, и получать их положительные эмоции в ответ. Это не каждому дано, уникальный был человек! – рассказывает зять Галины Сергеевны.

О ней скорбят не только родственники и друзья, опечалены и соседи.

– Я просто в шоке, до сих пор плачу, как вспомню, – говорит соседка Альфия Кугуракова. – Ее знал весь дом. У нас много пенсионеров живет, и за всеми она присматривала, всем помогала, лечила.

– Только хорошее могу о ней сказать. Жили в одном подъезде, на разных этажах. Отзывчивая, безотказная, помогала всегда, – вспоминает другая соседка, 79-летняя Алевтина Хорошавина. – Пока была жива моя тетя – 94 года, Галя приходила, поднимала, уколы делала. Мне самой помогала: я гипертоник, когда давление поднималось сильно, приходила, вызвала мне скорую, ждала со мной.

Коллеги тоже с трудом верят в случившееся. Одна из близких подруг Галины Сергеевны - своего имени она попросила не назвать - рассказала, что знакомы они были давным-давно, когда-то вместе работали на Центральной подстанции, состояли в одной бригаде, потом жизнь развела, но общаться продолжали: обменивались опытом, поддерживали друг друга, советовались.

– Она была мне почти как сестра, – вспоминает фельдшер. – Такие люди – я не побоюсь этого громкого выражения – бывают одни на миллион. Галина со всеми могла найти общий язык, всем старалась помочь, иногда даже себе в ущерб, семье в ущерб. Я вот так никогда не могла. Даже малознакомых никогда в беде не оставит, даже если сама ничего сделать не может, то найдет другой путь, найдет того, кто может помочь и посоветует, куда обратиться.

Пациенты Галину Сергеевну обожали - скорую помощь часто вызывают одни и те же люди: пожилые, инвалиды - все они знали любимого медика в лицо. А она старалась улыбнуться каждому, коллеги признаются, что никогда не видели ее хмурой, даже в тяжелые моменты жизни.

Галине Корольковой присылали сотни благодарностей Фото: предоставлено героями публикации

Галине Корольковой присылали сотни благодарностей Фото: предоставлено героями публикации

– Были моменты – ее не понимали, она расстраивалась, переживала, - продолжает рассказ подруга Галины Сергеевны. – Она не могла «сделать и отвязаться». На каждом вызове она докапывалась до сути, искала корень заболевания, и исходя из этого оказывала помощь. Иногда сходу ставила сложные диагнозы. Врачи, бывало, сердились, дескать, как какой-то фельдшер может такие диагнозы ставить? А потом приходили и говорили, что права оказалась, подтвердилось все.

Работа фельдшера тяжелая и в физическом, и в моральном плане. Особенно, если требуется реанимация и счет идет на минуты. Но Галина Королькова, по словам коллеги, умела так быстро и грамотно организовать помощь, что иногда даже не требовалось участие спецбригады.

– Она была профессионалом с большой буквы, – говорит подруга Галины Сергеевны. – Со всем уважением к другим коллегам, такие фельдшеры – большая редкость. Я сама больше 30 лет на скорой отработала, но могу точно сказать, что таких, как она, не было и нет.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

В мае 2020 года в России по указу президента были утверждены страховые выплаты для семей медработников, скончавшихся от коронавируса. Однако родственники Галины Сергеевны не питают особых иллюзий насчет баснословной для них суммы в 2,7 млн рублей.

– Мы уже в курсе, что ситуаций, подобных нашей, по стране и даже по республике уже много, – говорят они. – И знаем, что для получения выплаты нужно сперва доказать, что человек скончался от коронавируса, заразившись именно на работе. Учитывая, что мама работала в обычной бригаде и не имела отношения к «красной зоне», это будет сложно. Срок комиссии – до полугода, и нам уже дали понять, что добиться выплаты можно будет только через суд. Пока мы ждем решения, но настроены бороться.

Редакция «Комсомольской правды-Ижевск» выражает родным и близким Галины Сергеевны глубокие и искренние соболезнования

Следите за новостями Ижевска в «ВКонтакте», «Фейсбуке» и «Одноклассниках». Подписывайтесь на наши каналы в Дзене и Яндекс.Мессенджере.