2018-04-26T12:18:41+03:00

Бывший главврач ГКБ №9 Аркадий Мальчиков рассказал о настоящих зарплатах докторов

А еще о том, что общего у хирургов и балерин, и почему медики в России больше времени проводят с бумагами, а не с пациентами
Поделиться:
Комментарии: comments1
Фото: Архив «КП» в ИжевскеФото: Архив «КП» в Ижевске
Изменить размер текста:

О таких докторах, как Аркадий Мальчиков, в учебниках пишут: «Внес существенный вклад в развитие медицины». Еще в 8 классе, прочитав книгу известного врача и писателя Николая Амосова «Сердце на ладони», он понял, что хочет быть хирургом. Друзья говорили: «Пед и мед - хуже института нет», но наш герой не поддался на уговоры и исполнил свою мечту. Мы встретились с заслуженным врачом России и узнали, почему на бумаге у докторов все хорошо, а в жизни реальной не очень, также выяснили, чему нам стоит поучиться у Кубы.

- Аркадий Яковлевич, в прошлом году вы стали обладателем Государственной премии Удмуртии, а в начале этого года вам не продлили контракт, и вы покинули пост главного врача ГКБ №9, который занимали 12 лет. Как вы восприняли это решение?

- Это жизнь. Нынче мне исполняется 70 лет. Так что решение вполне объяснимое, обид с моей стороны никаких нет. Тем более что за годы работы нам с коллегами многое удалось сделать. Прежде всего, я горжусь нашей командой, с которой мы еще в 1993 году, первые в Удмуртии и даже в России, начали проводить эндоскопические операции в условиях поликлиники.

Все эти годы мы потихоньку двигались вперед. В 2000 году открыли первое в республике отделение грудной хирургии. До этого операции на грудной клетке проводились главным образом в туберкулезном диспансере. Нам удалось воспитать талантливых ребят, которые выполняют уникальные операции не только в масштабах Удмуртии, но и России. Мне до них далеко.

- Даже вам?

- Даже мне. Я уже не оперирую. Еще в 1998 году, когда меня назначили заместителем главного врача МСЧ-3 (сейчас ГКБ №9. - Прим. ред.), на базе которой открывалась кафедра хирургических болезней медакадемии, я понимал, что мне не удастся оставаться высококлассным хирургом. Чтобы быть профессионалом в хирургии, нужно постоянно практиковаться. Все как в балете. Поэтому я выбрал второй путь. И считаю, что это было правильное решение. Многими своими учениками я горжусь.

«Врачи тоже люди и могут ошибаться»

- Профессия врача с одной стороны благородная, с другой - неблагодарная. Медицину и докторов не ругает только ленивый. Как работать в таких условиях?

- Вы правы, поток жалоб от пациентов и их родственников, и как следствие, количество проверок, увеличилось в разы. Сейчас модно стало за все требовать компенсацию морального ущерба. Даже термин такой появился - «ятрогенная преступность». Врача уже могут наказать не только за халатность, но и за неверно принятое решение.

Но никакой врач не может дать гарантию, что все в ходе лечения пойдет по плану. Ситуации бывают разные, но это не значит, что мы враги пациентам. Мы просто люди, которые, как и все, не могут всего предвидеть. Недаром говорят, что у каждого хирурга есть свое маленькое кладбище.

Больно и трудно, когда человек уходит по твоей вине, по незнанию. В таких ситуациях задача врача - собраться, проанализировать ситуацию и сделать так, чтобы эти ошибки больше никогда не повторялись. Но в нашей стране врач не имеет права на ошибку, на него сразу заводят уголовное дело. А что, судьи и прокуроры не ошибаются?

- Говорят, не ошибается тот, кто не работает

- Вот именно! Если бы врачам позволили спокойно работать, то и дефицита кадров не было бы. А у нас сейчас хирургов и акушеров-гинекологов не хватает, поскольку это профессии высокого риска и сильного эмоционального напряжения.

В 1973 году, когда я окончил мединститут, чтобы продолжить учебу в ординатуре на хирурга, нужно было иметь в дипломе средний балл не ниже 4,5. Требования к будущим гинекологам были еще выше: у них должно было быть 5,5 балла: 5 за учебу и 0,5 - блата, как мы тогда шутили. Это были трудные, но престижные профессии в те годы. Да, мы работали сутками, но зарплата у нас была достойная. Сейчас же некоторые дворники зарабатывают больше врачей.

Фото: предоставлено героем материала

Фото: предоставлено героем материала

«Медицине Удмуртии нужна стратегия развития»

- Минздрав говорит о том, что все хорошо, мы выполняем «дорожную карту» по зарплате

- Действительно, есть врачи, которые получают больше 50 - 60 тысяч, но никто же не говорит, что они работают при этом на полторы-две ставки. Иначе в больнице такие деньги не заработать. А вот если бы кто-то посчитал, сколько стоит час работы врача, тогда бы мы увидели реальную картину. Но пока этого нет, на бумаге мы видим, что врачи живут хорошо, что «майские указы» Президента России выполняются (согласно так называемым «майским указам» уровень зарплат врачей к 1 января 2018 года должен составлять 200% от средней зарплаты по региону. - Прим. ред.). Конечно, в нашей стране у многих нищенская зарплата, но каждый говорит о своей боли.

- В результате врачи бегут из государственной медицины в коммерческую. Или работают и там, и там

- Верно, нужно же как-то жить. Вы бы остались работать в государственной структуре, если бы получали там 10 тысяч, а частник предложил бы вам 100?

- Нет, конечно

- Вот и врачи выбирают там, где им лучше. Многие вообще уезжают из Удмуртии, едут в соседний Татарстан, где им предлагают более выгодные условия. Проблемы медицины нужно начинать решать на уровне региона, а у нас в Удмуртии даже стратегии развития здравоохранения нет. Мы не знаем, куда движемся.

Более того, не имеем ясной картины происходящего. К примеру, никто не знает, сколько врачей работает в коммерческой медицине Удмуртии. Анализ заболеваемости проводится на основе данных только государственных медучреждений. Хотя пациентов в частных клиниках тоже достаточно. И там тоже регистрируются пневмония, гастриты и прочие заболевания.

Обо всем об этом мы с коллегами писали письмо еще Александру Соловьеву, когда тот был главой республики. Но с тех пор ничего не изменилось!

Равнение на Кубу

- Проблем в медицине море. На ваш взгляд, на какую страну нам стоит равняться, чтобы, наконец, их решить.

- Если говорить об онкологической помощи, то на высоком уровне, особенно химеотерапия, она оказывается в Германии и Израиле. Если за основу взять продолжительность жизни, она высока в Японии. Там каждый отвечает за свое здоровье сам, а медицина людям в этом помогает. Интересно, что высокая продолжительность жизни и на Кубе, а эта страна переняла советскую систему здравоохранения. Кубинская медицина в свое время Всемирной организацией здравоохранения была признана одной из лучших в мире.

Многое еще зависит от отношения самих людей к своему здоровью. А у нас многие обращаются за медицинской помощью, когда уже невмоготу и сделать порой ничего невозможно. В Японии, например, введена ответственность за непрохождение диспансеризации. И у нас было бы неплохо ее вести. Человек так устроен: он никогда не будет делать то, что можно не делать. Охват населения диспансеризацией в нашей стране можно заметно увеличить, если действовать на пациентов через работодателей.

- Но зачастую это нежелание идти в поликлинику объясняется просто: очередями и тем, что медосмотр проводится для галочки.

- Согласен. Но это сама система вынуждает врачей уделять больше внимания бумагам, нежели пациенту. Как можно за 15 минут обследовать больного?!

- За 8! Восемь минут выделяется педиатру на прием ребенка!

- Тем более! Ну как можно что-то успеть за это время? Осмотреть ребенка, выписать лекарства и заполнить бумаги! Что касается очередей, то в этом вопросе все же есть положительная динамика. В частности, с внедрением принципа «Бережливой поликлиники» условия для пациентов улучшились.

Секреты здоровья заслуженного врача России

- Аркадий Яковлевич, были моменты, когда вам хотелось уйти на более спокойную работу?

- А что такое спокойная работа? Спокойствие в работе человек ищет сам. Тот, кто хочет добиться результата, спокойно работать не будет нигде.

- К смерти можно привыкнуть?

- Нет, но смерть смерти рознь. Одно дело, когда она наступает после долгой болезни. И совсем другое, когда человек погибает в ДТП или на пожаре.

Конечно, у врачей, как и у всех, бывает профессиональное выгорание. Но привыкнуть к смерти невозможно. Поэтому неправы те, кто считает, что со временем врачи становятся циниками. Мы выбрали профессию, заведомо зная, что нам постоянно придется сталкиваться с летальными случаями. Это часть нашей работы, но не повод ее менять.

- Мы начали разговор с того, что в этом году у вас 70-летний юбилей. Вы в отличной форме. Поделитесь своим рецептом здоровья

- Во-первых, я не люблю принимать лекарства. Я пью их только тогда, когда организму нужно действительно помочь, а не на всякий случай. Нельзя на каждый чих реагировать приемом антибиотиков. Во-вторых, я не курю и уже несколько десятилетий утром и вечером обливаюсь холодной водой. И в-третьих, я много хожу пешком. Вот и все секреты.

ДОСЬЕ

Аркадий Мальчиков

Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор.

Родился 1 августа 1948 года.

В 1995 году был избран заведующим кафедрой хирургических болезней Ижевского государственного мединститута и возглавляет ее по сей день.

С 2006 по 2018 год - главный врач ГКБ №9 (ранее МСЧ-3).

В 2017 году вместе с еще 4 коллегами стал лауреатом Госпремии Удмуртии за внедрение малоинвазивных операций.

Двое детей. Дочь пошла по стопам отца, она психиатр, сын - инженер.

Две внучки.

Следите за новостями Ижевска в «ВКонтакте», «Фейсбуке», «Твиттере» и «Одноклассниках».

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Жители Удмуртии»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также