2018-09-21T13:27:16+03:00

Создатель пистолета Ярыгина, оружейник из Ижевска: «Быть человеком-брендом - огромная ответственность»

Владимир Ярыгин о Калашникове, «золотых» пистолетах и об оружии, которое попадает точно в цель
Фото: Диля АхмадишинаФото: Диля Ахмадишина
Изменить размер текста:

В детстве он, как и все мальчишки, играл с пистолетами. Только они у него были настоящие, боевые. С тех пор прошло много лет, и сейчас его фамилия - всемирно известный оружейный бренд. Накануне Дня оружейника мы встретились с ведущим инженером-конструктором Ижевского механического завода Владимиром Ярыгиным.

Досье "КП"

Досье "КП"

- Мои родители - участники войны. Отец - командир пулеметного взвода, мама - радистка. После войны у них были вполне мирные профессии: папа работал зубным техником, мама - учителем немецкого языка. Но отец был еще и активным общественником - состоял в ДОСААФе (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту. - Прим. ред.). Часто он приносил оттуда разное оружие, - вспоминает Владимир Ярыгин. - Его в 1950-х годах было много. Нам, пацанам, у меня еще двое братьев, все это было интересно. Берешь пистолет в руки, пощелкаешь затвором, иногда, если сможешь, разберешь.

Кроме того, дома была тульская малокалиберная винтовка. Отец был меткий стрелок, именно он и научил меня стрелять. Я очень быстро пристрастился к этому занятию. Начал постреливать самостоятельно, пока родители были на работе. Оружие они от нас далеко не прятали - как-то свободно все было в те годы. Правда, в 1963 году, после убийства американского президента Кеннеди, винтовки у жителей Советского Союза стали изымать. Забрали и у нас. Хотя, казалось бы, где Америка и где Алнаши, в которых я родился и вырос?

- Так, может, вам в спортсмены нужно было идти, а не в конструкторы?

- Со спортом я дружил: занимался легкой атлетикой, играл в ручной мяч, много лет бегал по утрам. Что касается стрельбы, в соревнованиях никогда не участвовал, но на уровне перворазрядника в свое время стрелял. Хотя для оружейника это совсем не обязательно. Просто я знаю основные требования к стрельбе, вот и получалось, а сейчас глаза уже не те.

Конструктором же я стал благодаря моему земляку Борису Владимировичу Савушкину. Он был деканом машиностроительного факультета Ижевского механического института, а это как раз стрелково-оружейное направление. Савушкин-то и предложил мне поступать на этот факультет. А поскольку тема оружия была мне близка, я так и сделал. В 1973 году по распределению попал на Ижевский механический завод и вот уже 45 лет работаю на одном месте.

«Золотые» пистолеты

«Я всю жизнь стремился к тому, чтобы оружие само точно попадало в цель». Фото: Диля Ахмадишина

«Я всю жизнь стремился к тому, чтобы оружие само точно попадало в цель». Фото: Диля Ахмадишина

- Вы известны не только как создатель боевых, но и спортивных пистолетов, с которыми спортсмены завоевывали даже олимпийские медали. Расскажите об этой работе.

- В самом начале работы на заводе мне предложили заняться разработкой спортивных малокалиберных пистолетов. Это было время, когда я по три-четыре месяца в году пропадал на сборах и соревнованиях, плотно общался с тренерами и спортсменами, выслушивал их пожелания, замечания. В результате в 1979 году в серийное производство были запущены пистолеты ИЖ-34 и ИЖ-35. Уже на Олимпиаде-1980 советские спортсмены выступали в том числе и с ними.

Например, знаменитая олимпийская чемпионка, многократная чемпионка мира Марина Логвиненко, в девичестве Добранчева, принесла не одну золотую медаль сборной СССР, а потом и России, выступая с нашим пистолетом. Как-то ей поменяли оружие на иностранное, но у нее сразу упали результаты, и ей вернули ИЖ. До сих пор около 75 процентов стрелков России все еще стреляют из разработанных мной пистолетов, хотя они были сняты с производства еще в 2000 году.

Я горжусь тем, что имею отношение к высоким достижениям спортсменов. Безусловно, бывали у них и неудачи. Но не стоит забывать о волнении, которое испытывает стрелок на огневом рубеже. В конечном итоге все равно стреляет спортсмен. Хотя я всю жизнь стремился к тому, чтобы оружие само точно попадало в цель, - смеется Владимир Александрович.

- Вы - четвертый житель Ижевска, чье имя присвоено оружию. До вас этой чести были удостоены Калашников, Драгунов и Никонов. Что вы испытываете, когда слышите: «Пистолет Ярыгина»?

- Конечно, я горжусь тем, что с моим оружием работают в российской армии. Но быть человеком-брендом - огромная ответственность. Пистолет Ярыгина - результат долгой кропотливой работы целой команды моих коллег. Мы трудились над ним 12 лет, с 1991 по 2003 годы!

Справка "КП"

Справка "КП"

С 1951 года на вооружении у наших войск был пистолет Макарова. Когда пришло время найти ему замену, в Минобороны объявили конкурс. В нем участвовали заводы Ижевска, Климовска и Тулы. Работали сутками напролет, месяцами пропадали на военных полигонах, где проходили испытания опытных образцов, потом возвращались на завод и вновь и вновь что-то дорабатывали. В конце концов было решено, чьи модели оружия достойны занять место в вооруженных силах. Пистолет, разработанный под моим руководством, оказался в числе трех образцов, принятых на вооружение.

Ученик Калашникова

- Не могу не спросить вас о Калашникове. Вы общались?

- Еще в институте мы изучали его образцы, Михаил Тимофеевич несколько раз читал нам лекции. Таким было наше первое заочное знакомство. Позже, когда я начал работать на заводе, мы встречались с ним на разных мероприятиях, выставках. А когда пистолет Ярыгина был принят на вооружение, я спросил его: «Михаил Тимофеевич, вы не будете возражать, если я буду считать себя вашим учеником?». Он ответил, что не возражает. А сейчас уже многие мои коллеги могут назвать себя моими учениками.

- В повседневной жизни конструкторская мысль помогает?

- В молодости мы ходили в походы на Байкал. Рыбы в тамошних горных речках было столько, что я задумал соорудить подводный пистолет. Вернулся в Ижевск и сделал его. Сейчас им уже не пользуюсь, а раньше бывало.

А еще в молодости у меня было подводное гарпунное ружье. От водной станции механического института мы с друзьями на собственном яле добирались до Воложки. Там надевали гидрокостюмы, маски, акваланги, брали ружье и ныряли под воду. В зарослях водорослей были коридоры, по которым ходила рыба. Ее-то и караулили.

Рыбачу я до сих пор - у нас дача на Каме, но теперь только на удочку. Люблю и охоту - хожу в основном на уток и зайцев. Правда, выбраться в лес удается редко.

- О заслуженном отдыхе не думаете?

- Когда начинаешь работать над какой-то темой, не можешь ее бросить на полпути - затягивает. Так вот и работаю уже 45 лет - от одного проекта к другому. Останавливаться на достигнутом нельзя, нужно постоянно что-то совершенствовать, думать о перспективе. Но все равно настанет момент, когда закончится определенный этап в моей работе, и я смогу уйти на пенсию со спокойной душой.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Жители Удмуртии»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также