2016-07-14T10:30:19+03:00
1

Дарья Асламова о споре с Сергеем Лавровым: «Мы не завоевываем новые души»

«Прямая линия» Сергея Лаврова с журналистами Радио «Комсомольская правда»«Прямая линия» Сергея Лаврова с журналистами Радио «Комсомольская правда»Фото: Михаил ФРОЛОВ

После прямой линии министра иностранных дел России с журналистами «Комсомольской правды» наш спецкор объяснила, что именно не нравится ей в работе наших дипмиссий за рубежом [аудио]

Обсуждаем «Прямую линию» Сергея Лаврова с журналистами Радио «Комсомольская правда»

00:00
00:00

Афонина:

- В течение ближайшего времени мы будем обсуждать одно из самых значимых для «Комсомольской правды» событий сегодняшнего дня.

Баранов:

- Не только, и для тех, кто интересуется внешней политикой.

Афонина:

- Представлю тех, кто в этой студии. Мы видим, что уже сейчас то, что происходило в течение полутора часов в Министерстве иностранных дел Российской Федерации, где шла прямая линия Сергея Лаврова с журналистами «Комсомольской правды», сейчас уже все центральные телеканалы дают цитаты из этой встречи. А в прямом эфире радиостанции "Комсомольская правда" спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова и заместитель редактора международного отдела газеты "Комсомольская правда" Андрей Баранов, которые и принимали участие в этой встрече. Какое впечатление от встречи с Сергеем Викторовичем? Вопросы были разные, вопросы были серьезные и довольно сложные. Видно было, что Сергею Викторовичу на некоторые из них отвечать было достаточно трудно, несмотря на его должность. Наиболее острые вопросы?

Баранов:

- Даша, поскольку ты ставила чаще других министра в состояние…

Асламова:

- В неудобное положение, ты имеешь в виду?

Баранов:

- В состояние необходимости отвечать на острые вопросы. Как тебе показалась эта встреча?

Асламова:

- Мне он показался, как ни странно, очень искренним человеком.

Баранов:

- Почему - как ни странно?

Асламова:

- Да потому что от дипломата этого не ждешь.

Баранов:

- Да нет, я вот Сергея Викторовича знаю давно.

Асламова:

- Ты его знаешь давно, я-то его видела первый раз. Поэтому ощущение было, что даже при том, когда мы столкнулись, был такой резкий диалог по поводу Украины, и мне показалось, что ему не очень приятны эти вопросы. Однако я видела, что они его волнуют, он человек искренний. Мне кажется, для дипломата это довольно редкое явление. Потому что игра есть игра, нужно держаться до конца. И до конца держать флаг. Поэтому меня поразило, что он… И он даже спрашивал: а что вы имеете в виду? Что нам нужно было делать?

Баранов:

- Конечно, когда в лоб министру иностранных дел задают вопрос: мы проиграли майдан.

Афонина:

- Давайте как раз сейчас и послушаем именно этот фрагмент встречи Сергея Лаврова с журналистами «Комсомольской правды».

Асламова:

- Я работала на Украине 8 лет и пережила майдан, видя события своими глазами. Я считаю, что это был провал нашей дипломатии. Потому что еще в апреле 2013 года «Комсомольская правда» писала о том, что готовится война. Мы об этом писали, и никто не обращал внимания. Мы были не готовы к самой майдановской обстановке, мы ее проиграли в этой ситуации.

Лавров:

- Вы говорите: мы проиграли майдан. А если вы в этом так уверены, если вам много говорят о том, что он проигран, потому что у нас дипломатия не сработала, какие альтернативы имеются в виду, что мы должны были бы делать?

Асламова:

- Например, что делало американское посольство. Оно не жалело мелких денег на пропаганду против нас. Они оплачивали сайты по тысяче долларов. Это копейки для такой большой страны, как наша. Которые постоянно поливали грязью в течение 10 лет. Они не скрывали, что потратили 5 миллиардов долларов на пропаганду. Всегда слышен голос американского посла и никогда не слышен голос русского посла.

Лавров:

- Появление на первых полосах газет, колонки, на телевидении, на радио – это далеко не вся работа. Это не самая главная часть работы. Вот вы говорили про какие-то ограниченные платежи по разным сайтам. Там не только платежи были в Киеве со стороны американского посольства. Там просто целый этаж службы безопасности занимали сотрудники либо ФБР, либо ЦРУ, либо вместе взятые. Какая альтернатива была? Мы должны были тоже платить политологам, чтобы они какие-то сайты вели?

Афонина:

- Даша, а почему тебе показалось, что вот это та тема, которая обязательно должна прозвучать именно в таком ключе спора?

Асламова:

- Обязательно. Потому что я много работаю – каждый месяц новая стран, каждый месяц новое посольство. Я устала выслушивать речи о том, что мы провели вечер Пушкина или вечер Чайковского. Это все, о чем мы можем отчитаться. Это неправильно. Я видела, что делает американское посольство, когда оно приглашает в себе на вечер, много таких вечеров, приглашает людей той страны, где они находятся. Они приглашают молодых людей, прежде всего оппозиционных, резких, даже пророссийских людей, стремясь их переманить на свою сторону. И для молодого человека, которому пожимает руку американский посол и говорит «я рад вас видеть», это огромное значение имеет. Наши все вечера – это обычно собираются люди уже пожилого поколения, которые абсолютно наши. Но мы не завоевываем новые души. Мы не вербуем новых людей, мы не пытаемся им доказать свою новую точку зрения. А эти молодые люди, которые сейчас издают сайты и газеты, и так далее, их надо приглашать, с ними надо разговаривать. Потому что через десять лет они будут делать международную политику той страны, где мы работаем. И в этом вся проблема между нашими посольствами и политикой наших посольств и политикой американских посольств.

Афонина:

- Сергей Викторович же ответил, что не все покупается деньгами, насколько я поняла.

Баранов:

- И не все наши посольства держат такой низкий профиль. Есть хорошие послы.

Асламова:

- Есть хорошие, но их гораздо меньше. Скажем, 10 процентов.

Баранов:

- Никто проценты пока тут не высчитывал.

Асламова:

- Это мой подсчет.

Баранов:

- Про Украину мы говорим. Да, действительно, мы не видели нашего посла во время клокотания Майдана. Хотя видели, что там был американский посол и американские представители, и так далее. С другой стороны, это невмешательство показное во внутренние дела государства. То есть принцип суверенитета государства, а это один из краеугольных камней международного права, нами соблюдался. Может быть, уж слишком педантично, слишком показно соблюдался, но соблюдался.

Асламова:

- А я считаю, что как раз… тот вопрос, в котором мы столкнулись с Лавровым, на который, мне кажется, он не захотел отвечать. Мне кажется, вся теория суверенного государства, на которой базируется наша политика, она полностью устарела и покрылась нафталином. Почему? Объясню. Потому что суверенное государство… история человечества – это история изменения границ. Мы это уже знаем.

Баранов:

- Мы сейчас говорим о прямой линии, а не о твоих воззрениях в международном праве.

Асламова:

- Почему? Я хочу сказать то, что я не успела спросить у Лаврова. Пожалуйста, позволь мне это сделать.

Баранов:

- Хорошо, пожалуйста.

Асламова:

- Теория суверенного государства – что это значит? Во-первых, она давным-давно покрылась нафталином и нарушена всеми странами, которые только есть, в том числе и нашей страной. Давайте уж быть откровенными. Мы признали, например, Южную Осетию, мы признали Абхазию. Мы вернули Крым. Более того, мы сказали, что мы руководствуемся правом на волеизъявление народа. Тогда, извините, а какого черта мы говорим о суверенном государстве, когда давно уже нарушено всеми, в том числе и нами?

Баранов:

- В таком случае и наш суверенитет кто-то может поставить под сомнение.

Асламова:

- Естественно. Его и ставят под сомнение ежедневно и ежечасно.

Баранов:

- Да? Вот как интересно!

Асламова:

- А ты разве этого не видишь, когда как нам подгоняют базы НАТО и так далее?

Баранов:

- Ты сказала, что мы должны были ввести войска на Украину и сбросить в Киеве

Асламова:

- Я считаю, что мы сделали ошибку.

Баранов:

- Да, и Лавров сказал: вы хотите войны? Вы хотите, чтобы воевали русские против русских? Потому что украинцы – это фактически русские.

Асламова:

- А не было бы никакой войны, потому что было три месяца, когда был совершен переворот.

Афонина:

- Я хочу спросить наших уважаемых радиослушателей: что из прямой линии Сергея Лаврова, министра иностранных дел Российской Федерации, которая прошла на радиостанции "Комсомольская правда", вам показалось наиболее значимым?

Наши слушатели Асламовой Дарьей восхищаются, передают уважение, острые вопросы, было видно, что у человека наболело.

По поводу «наболело». Мы сейчас говорили о теме Украины, о том, что действительно именно она стала какой-то такой достаточно эмоциональной нотой в этом разговоре. И Андрей Михайлович напомнил, что Сергей Лавров, говоря о тех событиях, которые происходили на майдане, то есть отвечая на твой, Даша, вопрос, в том числе и довольно жестко вступил с тобой в дискуссию, а что было бы, если бы по этому сценарию Россия начала активно вмешиваться.

Лавров:

- Когда на майдан вышли бандиты, мы потребовали, чтобы они соблюдали Конституцию Украины. Они этого делать не хотели, они в итоге договорились через этих оппозиционеров с Януковичем. По сути дела, предполагало отказ Януковича от президентских полномочий по применению силы. , Если бы это соглашение выполнялось, то сейчас давным-давно бы уже Янукович ушел демократическим путем. Примерно те же люди были бы сейчас у власти, но только не было бы такого количества жертв, разрушений и т.д. Но предложение-то какое? Когда эти бандиты стали безобразничать и беспредельничать на майдане, чтобы мы туда войска ввели? Эту войну затеяли те, кто пришел к власти в результате государственного переворота. Войну против собственного народа. Я считаю, что русские и украинцы это один народ. И если вы считаете, что наша позиция должна заключаться в том, чтобы мы развязали войну против собственного народа, я с ней не согласен категорически.

Баранов:

- Когда Сергей Викторович Лавров спросил: «Вы что, хотите, чтобы мы там войска должны были ввести?» «Да, - сказала Дарья Асламова. – Мы должны были это сделать».

Асламова:

- И я до сих пор считаю так. Что, во-первых, мы столкнулись с ситуацией, когда горстка людей, которая не имела большого влияния на мнение Украины, до сих пор считаю, это сейчас она имеет влияние, это в основном были галичане, совершили военный переворот. К нам бежал законно избранный президент, который, опять же, попросил законной помощи как легитимный президент. Мы, как страна, имеющая огромное количество русскоязычных в этой стране, имели право вмешаться в те три месяца, пока не был избран Порошенко. Мы просто слили Украину. Масса людей ждали нашей помощи и не дождались. В результате мы имеем Донбасс. Я считаю, что была огромная ошибка. Мне очень жаль, что в эфире сейчас не процитировали наш диалог с господином Лавровым. Он спросил: «Надо было начать войну?» Да, я считаю, что надо было ввести войска. Это не войну, а ввести войска.

Баранов:

- Даша, знаешь что, мы тебе дадим пулемет и пошлем тебя впереди нашей армии.

Асламова:

- Называется, Андрюша, не война, а гуманитарная интервенция.

Баранов:

- Это американская дефиниция.

Асламова:

- Ну и прекрасно. Почему мы не можем это использовать?

Баранов:

- Которая использовалась против Югославии, против еще чего-то. Потому что…

Асламова:

- Хорошо, это наши братья, которых, между прочим, захватила хунта.

Баранов:

- Потому что тогда… я сейчас уже…

Асламова:

- Захватила хунта. И против этой хунты мы имели право, все основания законные ввести войска для временного урегулирования ситуации.

Баранов:

- Лена, мы сейчас обсуждаем прямую линию или наши личные взгляды высказываем?

Афонина:

- Конечно, и то, и другое.

Асламова:

- И то, и другое.

Баранов:

- Не осталось бы это на уровне: Россия входит с войсками на Украину. О стороны Запада последовало бы – входят войска куда-то еще. На Кубу, скажем, условно говоря. Еще где-то. И мы бы сейчас пришли к тому, что сидели бы в бомбоубежищах те, кто выжили.

Асламова:

- Да мы струсили просто! Абсолютная реакция.

Баранов:

- Мы не струсили. Мы ведем себя нормально.

Асламова:

- Мы считали, что не будет санкций. А санкции пошли в огромном режиме.

Баранов:

- Вот когда у нас будет прямая линия с министром обороны Шойгу Сергеем Кужугетовичем, вот ты ему и задашь вопрос, струсили мы или нет.

Афонина:

- Давайте послушаем нашу аудиторию. Нам Игорь дозвонился.

Игорь:

- Добрый день. Я с удовольствием слушаю, о чем вы разговариваете. Мне кажется, Даша немножко съехала…

Баранов:

- …с глузду, как говорят на Украине.

Игорь:

- Да, она вообще-то не соображает, что говорит.

Афонина:

- Так, Игорь, покорректнее.

Игорь:

- Извините. Мне представляется, что у нас давно уже дипломаты работают, разговаривают генералы. Вот это к сожалению. И сегодня мы получили страну, которую изолировали. И в дальнейшем к чему это приведет – никто не знает. И таких как Даша надо держать подальше.

Баранов:

- Нет, ну почему же? Всякие могут высказываться.

Асламова:

- Нашу страну изолировали уже давным-давно. Начали изолировать ее, между прочим, сказал об этом Лавров, «законом Магнитского». Он тоже об этом говорил, что, что бы мы ни делали сейчас, даже если мы захотим вдруг вернуть Крым с какого-то, я не знаю, странного состояния, то даже после этого против нас введут санкции по любому поводу. Санкции используются лишь как повод. Не важно, что мы делаем. Нами всегда будут недовольны. Не питайте иллюзий по поводу того, что нас будут любить просто потому, что мы хорошие. Нас не любят никогда.

Асламова:

- Это, кстати, сказал Сергей Лавров.

Асламова:

- И Лавров это подтвердил.

Баранов:

- Он сказал, что Украина, события вокруг Крыма, конфликт на Донбассе – это лишь действительно повод. Не было бы этого, придумали бы другой предлог.

Асламова:

- Нет проблем.

Баранов:

- Потому что цель остается одной и той же. Это сдержать и изолировать Россию, которая ведет на международной арене все более независимую политику.

Афонина:

- Скажите, пожалуйста, уважаемые коллеги, а почему, собственно, несмотря на то, что эта ситуация длится уже не один год, почему по-прежнему так эмоционально и мы с вами об этом говорим, и сам Сергей Викторович очень эмоционально отвечал на эти вопросы?

Баранов:

- Да ведь он же сказал: это один народ. Понимаешь, когда режут по живому, это больно, это страшно обидно. Это кажется неправильным, здесь закипает кровь. Поэтому, естественно, и министр был эмоционален…

Асламова:

- И даже министр не мог сдержаться. Потому что это эмоциональный вопрос.

Баранов:

- А уж о Дарье Михайловне я помолчу.

Асламова:

- Ну я потому что вообще на Украине провела много лет. Я тебе скажу, что и дочь моя родилась на Украине. Для меня не чужая страна.

Баранов:

- Ты проработала там, не то что провела.

Афонина:

- Давайте следующий звонок выслушаем. Владимир, здравствуйте.

Владимир:

- Здравствуйте. Я вот с Дарьей согласен, как она сказала, что горстка людей взбаламутили воду. Конечно, при помощи Запада и Америки. И почему у них это получилось? Потому что, когда отделились от Советского Союза, Советский Союз распался, господа президенты, избранные народом типа, они ничего для народа, для страны не сделали. И жили все хуже и хуже. И потом вот эта кучка взбаламутила. И народ просопел, промычал. Думали – в рай попадут, а попали в ад. А теперь вот как бы мы и виноваты, что не помогли своему братскому народу.

Афонина:

- Владимир, а вы прямую линию слушаю Сергея Лаврова?

Владимир:

- Слушал, но так, местами.

Афонина:

- Просто интересно, какой вопрос вам лично показался наиболее значимым в прямой линии?

Баранов:

- И о чем, может быть, вы хотели спросить министра?

Владимир:

- Знаете, я особо не слушал выступление, не буду говорить.

Афонина:

- У меня огромная просьба к радиослушателям – все-таки звонить в первую очередь… мы обсуждаем сейчас даже не тему Украины, как вы могли бы понять, просто это действительно была такая достаточно серьезная дискуссия с министром иностранных дел Российской Федерации, поэтому мы сейчас об этом и говорим. Я хочу обратиться к нашим радиослушателям, в первую очередь к тем, кто слушал прямую линию. Пожалуйста, какое впечатление у вас осталось после общения журналистов «Комсомолки» с министром иностранных дел? Какой вопрос не успели задать, он не прозвучал, какой вопрос вы хотели бы, чтобы обязательно… какая тема была бы затронута?

Станислав:

- Здравствуйте. Я со Ставрополя. Хочу категорически заступиться за Дарью Асламову. Большое спасибо ей сказать. Вы знаете, мы уже в Сирии заступились за сирийцев, официально Асад…

Афонина:

- Да никто на Дарью не нападает. Вы слушали прямую линию?

Станислав:

- Я слушал прямую линию. Это просто были оправдания. Я не знаю, я думал, будут какие-то записи, на самом деле прямые ответы. Нечего было ответить человеку. Я хотел дозвониться, спасибо сказать, я очень разочарован просто. Человек просто… это не то, это не главное. Как не главное? Все главное. Мы заступились за Сирию, а за Украину не могли? Там половина моих родственников живет. Половина всех, которые есть.

Афонина:

- Я не очень поняла, что значит «это не главное».

Баранов:

- Не совсем мы поняли, что имеется в виду. Украине мы посвятили на прямой линии целый блок вопросов. И Дарья Михайловна приняла активное участие в обсуждении.

Асламова:

- Спасибо, что заступились за меня.

Афонина:

- Да, но не только в обсуждении этих вопросов.

Баранов:

- За Асада заступились – ему хорошо. А за Дарью – вот…

Асламова:

- Да я поняла человека. Он говорит о том, что у него на Украине проживает много родственников.

Баранов:

- Понятно.

Асламова:

- И ситуации можно было посвятить больше времени. Почему такая была неравная ситуация. Сирии помогаем, Украине – нет.

Афонина:

- Был большой блок вопросов, которые касались также Ближнего Востока. Мы перейдем к этой теме. Эта тема сейчас активно обсуждается. В частности, отношения с Турцией. Вновь острый вопрос задала Дарья Асламова. Давайте послушаем этот фрагмент.

Асламова:

- Буквально на днях неожиданно мы первые заговариваем о желании возобновить отношения. Это очень по-христиански, но как же быть с заповедью «око за око, зуб за зуб»? Мои восточные друзья задают вам вопрос: не вы начали эту войну с Турцией, не вы виноваты в ней. А почему же русские сейчас протягивают оливковую ветвь мира? Притом первыми.

Лавров:

- Мы никогда не говорили, что мы какую-то оливковую ветвь, как и любую другую ветвь, протянем Турции. С какой стати? Мы сказали, что Турция обязана принести извинения и компенсировать те потери, которые были нанесены в результате этой преступной акции, в результате этого военного преступления. А помидорами они, конечно, не отделались. Они очень сильно страдают. И поэтому они и пытаются по разным закрытым каналам к нам подползать и предлагать какие-то комитеты создавать.

Афонина:

- Ну вот, это был еще один небольшой фрагмент довольно большого общения с министром иностранных дел. У нас есть возможность узнать мнение нашей аудитории о прямой линии. Послушаем еще один звонок. Василий, здравствуйте.

Василий:

- Здравствуйте, уважаемые ведущие. Дарья, я вами восхищаюсь. Я восхищаюсь остротой ваших вопросов. Скажу о Лаврове. Конечно, великолепный человек, великолепный оратор. Его слушать с упоением можно. Но я ему пытался сегодня задать вопрос – не получилось, не подняли трубку.

Баранов:

- А какой у вас был вопрос?

Василий:

- Мой вопрос был как простого обывателя. Мнение не одного человека, а простых обывателей с Липецка. Почему у наших властей задрожали колени, когда надо было сделать всего лишь навсего, посадить Януковича на место и охранять его там, сторожить его там, ради бога, от бандеровцев. Мы не получили бы этого Донбасса, мы не получили бы жертв среди русских людей.

Асламова:

- Согласна с вами полностью.

Афонина:

- Василий, я прошу прощения, но буквально в первой части, которую мы сейчас обсуждали, ответ на этот вопрос был дан. Во-первых, он был задан Дарьей. Во-вторых, был дан ответ Сергея Лаврова. Так что вы этот ответ получили, даже не задав вопроса.

Асламова:

- Я с вами, потому что я на вашей стороне.

Баранов:

- И аргументировано ответил министр иностранных дел.

Афонина:

- Андрей Михайлович, а вам какая тема показалась наиболее значимой в течение этого разговора?

Баранов:

- Знаешь, Лена, я много чего в эфир говорю про разные внешнеполитические проблемы. Мне больше всего понравилась та часть, которая касалась личных вопросов Сергею Викторовичу и как он на это отвечал. Вопросы были и с подковыркой. Например, вот вы входите в тройку ведущих политиков страны, нет ли перспектив на будущее? То есть: не хотите ли вы стать президентом? Напрямую спросили. Самому Лаврову очень понравился вопрос одного из наших читателей: министром иностранных дел какой страны в какую эпоху вы хотели бы на денек оказаться? Лавров прям аж весь зашелся…

Асламова:

- Ему сразу захотелось.

Баранов:

- И он так сначала немножко растерялся, как мне показалось, на секунду: вы знаете, в наше время есть пара стран, наших недругов. Я бы хотел там немножко порулить. Сутки хотя бы. И, глядишь, все было бы совсем по-другому. Кстати, именно этот вопрос он выбрал как наиболее интересный, необычный для него. То, как он отвечал о своем детстве. Кстати говоря, очень эмоционально, было видно, что он вспоминает об этом с чувством. То, как он говорил о своих пристрастиях – человеческих, не каких-то там внешнеполитических концепциях и других подходах. То, как он организует свой досуг, как занимается спортом. Все это было очень искренне, все это было по делу. И мы увидели не министра, не политика, а обычного человека, со всеми своими пристрастиями, может быть даже какими-то недостаточками, насчет курения у нас шел разговор. Сергей Викторович известный курильщик.

Асламова:

- Но не закурил в студии.

Афонина:

- Дарья его провоцировала.

Баранов:

- Он, немножко даже как бы извиняясь, сказал: да я сегодня с утра еще ни разу не курил, чего вы пристали-то, все нормально. Вот тут он показал себя человеком, обаятельным человеком, в прекрасной форме выглядящим мужчиной.

Асламова:

- Мы его оценили как женщины.

Афонина:

- Да.

Баранов:

- И при этом умнейший политик, прекрасно знающий, что он делает. И в интересах нашей страны делает.

Афонина:

- Должна признаться, меня, конечно, просто тронуло, как Сергей Викторович отвечал на один из вопросов, его воспоминания о детстве, о походах.

Баранов:

- Это, скорее, юношество, молодость.

Афонина:

- Когда рассказывал о том, как они нашли вот эти санки, собаку впрягли, и она тащила какой-то их скарб. Я вдруг заметила, что у него глаза увлажнились. И это было так по-человечески. У каждого из нас есть такие воспоминания.

Баранов:

- Рассказывал, как в стройотрядах работал. Все это очень интересно. И это здорово.

Афонина:

- Но, тем не менее, продолжают поступать вопросы от наших радиослушателей. Мы обращались к нашей аудитории с предложением сказать, какие темы не были затронуты, какие вопросы они бы хотели задать Сергею Викторовичу. И вот я зачитаю несколько комментариев. «Я бы спросил Лаврова по Южную Америку. Наши друзья ну или симпатизирующие нам страны переживают нелегкие времена. На их местах приходят проамериканские политики. Вот спросил бы я, что мы делаем на этом направлении». И вот еще следующий: «Ответы Сергея Лаврова – это дипломатия. А вопросы я задал бы такие. За какие ниточки Вашингтон дергает депутатов Европарламента? Так говорил один из ваших гостей намедни. Спасибо. Сергей из Белгорода». Вот международная тематика, как мы видим, большая политика волнует.

Баранов:

- У нас были вопросы про наших друзей на планете, есть такие или нет. К сожалению, временной формат не позволил нам задать все те вопросы, которые у нас были. А вообще огромное спасибо вам, наши уважаемые слушатели, читатели, посетители сайта, вы прислали более тысячи самых разных интереснейших вопросов, касающихся всяких аспектов нашей внешней политики, личности самого министра иностранных дел. Мы смогли выбрать из них лишь небольшую часть. И в эфире прозвучала лишь часть из той части, что мы выбрали. Спасибо, что министр выкроил эти полтора часа для нас.

Афонина:

- Станислав, здравствуйте.

Станислав:

- Снова до вас дозвонился. Повезло. Хотел спросить, мне не совсем было понятно по поводу санкций ответ. Санкции – это наш шанс для того, чтобы развивать экономику, чтобы мы внутри развивали сельское хозяйство, все сферы. Я хотел спросить: а почему мы должны ждать санкций, чтобы развиваться?

Асламова:

- Уж такой мы народ.

Баранов:

- Потому что, пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Асламова:

- Это правда. Это чисто российская черта. Мне кажется, что санкции нам действительно помогли. Как написал один из наших фермеров на сайте: ты там, Меркель, держись, только не сдавайся, не сдавай санкции. Так что мне кажется, что это очень к месту.

Афонина:

- Я сейчас хотела бы от вашего имени и от своего тоже, потому что действительно полтора часа, которые мы провели в здании МИД на Смоленской площади, были незабываемыми, за это спасибо и Андрею Баранову, и Дарье Асламовой, и Дмитрию Смирнову, вчетвером мы там присутствовали. А если вы хотите услышать повтор прямой линии, сегодня в 18.05 по московскому времени вы сможете это сделать. И сейчас давайте послушаем наиболее яркие цитаты.

Топ-3 цитат Сергея Лаврова

Сергей Лавров о позиции американцев по сирийскому вопросу:

«Через турецкую границу продолжают идти и боевики, и техника. Они явно готовят наступление, которое запрещено договоренностями, резолюциями Совета Безопасности. И тем временем нам отвечают, что начался политический процесс. И вот этот цирк продолжается уже давно. Я честно сказал своему коллеге, что нам кажется, что вы нас просто дурите или за нос водите. Он клянется, что это не так, что наладится наконец координация между военными. Но мы уже прямо сказали: нас это не устраивает. И дальше вот так вот про белого бычка мы не можем».

Сергей Лавров о футболках с собственным изображением:

«Чего греха таить, все мы люди. Конечно, это льстит, ничего не могу сказать. И у меня даже кто-то из приятелей, где-то мы были в гостях, у старых моих школьных знакомых, говорит: а чего ты права-то свои не оформишь и будешь деньги получать?»

О «Калинке-малинке»:

«Смирнов:

- Мария Захарова исполнила русский народный танец «Калинка». Вы видели этот танец, и если да, то понравилось ли вам, как танцует Мария Владимировна?

Лавров:

- Видел. Понравилось.

Асламова:

- А сами можете сплясать?

Лавров:

- Знаете, я не танцор».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сергей Лавров: "Со времен Ивана Грозного никто не желал сильной и уверенной в себе России"

Во вторник, 31 мая, глава МИД Сергей Лавров ответил на вопросы журналистов и читателей "Комсомольской правды". Разговор с главой внешнеполитического ведомства прошел в прямом эфире. Главные цитаты из интервью главы МИД России "Комсомольской правде" (подробности)

Сергей Лавров - КП: Мы юго-восток Украины не бросаем, мы его очень активно поддерживаем

Как глава МИД поспорил с корреспондентом "Комсомолки" Дарьей Асламовой о Майдане, хунте в Киеве и действиях России (подробнее)

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 3412-94-50-94+7-912-007-08-06
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ