2019-12-10T18:24:33+03:00

Каким должен быть учитель в 21 веке

Обсуждаем всё, что касается детейОбсуждаем всё, что касается детей

Дарья Завгородняя вместе с учителем истории Виталием Смирным и многодетным отцом Владимиром Дудницким обсуждают, как и чем педагоги могут заинтересовать современных детей

Каким должен быть учитель в 21 веке

00:00
00:00

Д. Завгородняя:

- Здравствуйте! Со мной сегодня московский учитель истории Виталий Игоревич Смирнов. Здравствуйте!

В. Смирнов:

- Доброе утро!

Д. Завгородняя:

- И родитель Дудницкий Владимир Вячеславович.

В. Дудницкий:

- Здравствуйте!

Д. Завгородняя:

- Многодетный папа. Сколько у вас детей?

В. Дудницкий:

- Четверо. И трое детей в школе.

Д. Завгородняя:

- Платформа «Россия страна возможностей» запустила профессиональный конкурс «Учитель будущего». 19 ноября стартовал проект и в этот день была открыта регистрация участников. В концепцию конкурса заложены идеи командной работы, как инструмента взаимодействия учителей, формирование целостной картины мира у школьников. И чтобы учителя соответствовали триединству. Педагоги должны не только быть носителями информации, но и видеть ее место в системе знаний, а также оказывать психолого-педагогическую поддержку, сопровождение учащихся. Вот какие требования предъявляются к учителям-конкурсантам и заявочная компания продлится до 31 декабря. Конкурс проводится при поддержке Министерства просвещения РФ.

Каким должен быть учитель будущего? Отойдем от формулировок и поговорим простыми словами. Когда я работала в школе учителем русского и литературы, столкнулась с проблемой, что мы не уровне рекомендаций говорим, что учитель должен привлекать ребенка в предмет интересным рассказом о предмете. Я быстро поняла, что без насильственных действий не обойтись. И сама по себе любая проверочная работа или словарный диктант, это насилие, никто не хочет его писать.

Виталий, как вы строите свой урок?

В. Смирнов:

- У меня секретов нет. Я в свои уроки интегрирую то, что мне интересно самому. Как я могу их заинтересовать, если я буду рассказывать, что мне неинтересно? Музыка, стихотворения. Я часто сижу, учу отрывок из стихотворения, которую можно включить в тему.

Д. Завгородняя:

- Вы учитель истории?

В. Смирнов:

- Именно. История – это всеобъемлющий предмет, как и обществознание, ибо же она социология. И там как нельзя кстати ложатся тексты песен, стихотворные строчки, которые можно интегрировать в рамки урока. Если ты начинаешь урок со стихотворения, так харизматично, взрывно, то дети сразу начинают включаться и слушать.

Не на всех это работает, но стараюсь подключать что-то. И надо изъяснять материал урока более современным языком, привлекая современные примеры. Потому что если идти, как написано в учебнике, они уже не всегда соответствуют требованиям современности.

Д. Завгородняя:

- Мы недавно обсуждали в нашем эфире, что в учебнике до сих пор комбайнеры и трактористы, когда в реальной жизни нас окружают менеджеры и программисты.

В. Смирнов:

- Не сложно. Например, история, она нас окружает сейчас. Главный закон истории, что она идет по спирали, то есть, все, что происходит, это уже было. Просто под другим видом. Единственное, понять, что будет дальше в ближайшие десять, двадцать и так далее лет, мы должны понимать, что было в прошлом. Это самая стандартная речь, с которой начинается учебный год, чтобы ученикам напомнить, зачем они изучают историю. Даже если этот предмет не входит в экзаменационную программу конкретного ученика. Это, кстати, определенного рода проблема, когда ребята дорастают до возраста девятого класса и одиннадцатого, то у них априори теряется интерес к предметам, которые не входят в их спектр интересов.

Д. Завгородняя:

- ЕГЭ не сдавать.

В. Смирнов:

- Конечно. Они уходят на задний план. Аттестаты что девятого, что одиннадцатого класса не играют роли большой при поступлении. И что там будет стоять, это у кого как работает перфекционизм.

Д. Завгородняя:

- Старшие дети замотивированы. А вот что нам Владимир скажет?

В. Дудницкий:

- Я думаю, тут несколько аспектов. Главный – учитель должен любить свой предмет. И любить детей. Но при этом я бы не назвал насильственными действиями, если отец шалуна за ухо дергает, по попе слегка…

Д. Завгородняя:

- Ничего себе! Дорогие слушатели, позвоните нам, поспорьте.

В. Дудницкий:

- Так вот, считаю, что если учитель с любовью наказывает ученика, если это шлепок по попе, а мы не говорим про избиение…

Д. Завгородняя:

- Мы не имеем права тронуть ученика, даже прикоснуться к нему.

В. Дудницкий:

- Тем не менее, если ребенок не проявляет интерес, вот что с ним делать? Я считаю, что можно вывести его из класса, поговорить с родителями, позвонить, отправить смс, пусть они включаются в этот процесс. Меня, как родителя, не устроило бы, если бы меня не включали в процесс.

Д. Завгородняя:

- Вы активный человек.

В. Дудницкий:

- Я хочу знать о том, что моему ребенку не интересно, он не слушает. И я буду пытаться разобраться, почему ему не интересно? Его предмет не интересует или учитель не интересно рассказывает? Или у него в кармане игрушка, весь интерес там. Если учитель с любовью к детям и предмету, то и наказание будет с любовью. Ничего в этом страшного нет.

Д. Завгородняя:

- Учитель не может даже наорать на ребенка.

В. Дудницкий:

- Это не должно быть системой. Орать, повысить голос надо сделать иногда, но если учитель весь урок кричит на детей, то да, девальвация ценности предмета. Но если кто-то плохо себя ведет, то сначала раз замечание, потом громче, потом совсем громко и по столу кулаком можно стукнуть. И если ребенок продолжает себя вести некорректно по отношению к другим, можно хлопнуть по попе и вывести за дверь. И сообщить родителям.

Д. Завгородняя:

- И все это видели, доложат родителям.

В. Дудницкий:

- Ничего страшного.

Д. Завгородняя:

- Про эту проблему напишет «Комсомольская правда». Учитель-упырь треснул ребенка до синяков. Мы же знаем, как раздуваются такие истории.

В. Дудницкий:

- Нам не надо до синяков. Если учитель профессионал, если с любовью относится к своему предмету, к детям… Речь же не идет об избиении, взять за шкирку, за ноги, о парту его стукнуть. Нет. Это символический такой…

Д. Завгородняя:

- Я услышала здравый совет, что надо привлекать родителей к сотрудничеству.

В. Дудницкий:

- Нужно.

В. Смирнов:

- Когда я начал работать вожатым, нам во время прохождения школа вожатых, сказали, что вы должны не любить детей, а уметь с ними работать. Любить их должны родители. Любовь – это понятие крайне обширное. И вопрос в том, что любовь может на психологическом уровне вносить лишние краски в рабочий процесс. Человек привязывается, не может адекватно оценить те или иные действия ученика. Из-за вот этой любви.

Д. Завгородняя:

- Иногда жалко двойку ставить, а надо бы.

В. Смирнов:

- Любовь с оценкой не связана, но тот же человек, к которому питаешь симпатию, и сложилось, что учился на пять, что-то произошло, человек поехал.

Д. Завгородняя:

- На двойку, на тройку.

В. Смирнов:

- Первый раз простил, второй, третий, а потом надо, чтобы он понял, что на бывших заслугах не просуществуешь. И нужно поставить двойку. А он уже привык, что он отличник, корона на голове. Ученик приходит и начинает возмущаться. Эта самая любовь мешает трезво мыслить.

Д. Завгородняя:

- А если любишь, ты с ним на перемене поговорил, я это практиковала. И к следующему уроку все идеально.

В. Смирный:

- Вы правы, что с учениками надо общаться за рамками урока. Это люди, которые существуют в школе за рамками учебного процесса. И с ними надо общаться. Но за всем уследить сложно. Плюс к этому дети не всегда могут рассказать, что у них произошло. И если пытаться у родителей узнать, что же там, родители могут не пойти на контакт.

Д. Завгородняя:

- Мне обычно докладывали одноклассники, что случилось.

В. Смирнов:

- Опыт и абстрактное мышление могут нам помочь достроить картину того, что произошло. Слухи от учеников если брать. Но не стоит забывать, что сарафанное радио. С другой стороны, выхода нет, если никто не идет на контакт.

Д. Завгородняя:

- У нас звонок от Вячеслава.

- Здравствуйте! Знаю, что в некоторых странах используют психологов в школе. Они находятся в классах, ведут дневники. Это независимый от учителя человек, который следит за детьми. И положительные стороны большие.

А когда тут говорили, что слегка по попке стукнуть, это смешно. Человеку тринадцать-четырнадцать, иди и стукни по попке!

Д. Завгородняя:

- Мы про маленьких. Спасибо за ваше мнение.

В. Дудницкий:

- Четырнадцать – это не тот возраст, да. Это когда ребенок маленький. Не упускайте момент, что учитель должен любить детей. Двойка, которую ставит учитель, это не оценка знаний должна быть, это элемент воспитания в отношении к уроку. И если двойка превращается в систему, это ненормально.

Д. Завгородняя:

- Учителю не выгодно ставить двойки, это понижает рейтинг учителя. МЭШ – московская электронная школа – там все посчитано. Если учитель регулярно ставит двойки детям, то снижается рейтинг учителя.

В. Смирнов:

- С выставлением оценок интересная ситуация. Двойки крайне нежелательная оценка, чтобы она существовала. И всем учителям говорят, если ты поставил двойку, значит, это исключительно проблема в тебе. Ты себе поставил двойку.

В. Дудницкий:

- Я с этим согласен.

В. Смирнов:

- Потрясающе! Но это легко говорить, когда ты не видишь кухни и того, что происходит в образовательной организации. Мы не берем детей, которые учатся и просто у них бывает, что-то не дотянули. Просто есть такие ребята, которые ровно ничего не делают. Мешают другим. И на них не работает система замечаний, административного вмешательства, разговоры с родителями. И то, что такого индивида, нет реальных рычагов, которые могли бы его наказать и заставить что-то делать.

В. Дудницкий:

- Если такой индивидуум появился, работа должна быть начата в первом классе. Если пропустили, это большая проблема.

Д. Завгородняя:

- Я вспоминаю международный тест 18-го года - Programme for International Student Assessment, PISA – проверяет грамотность школьников в разных странах мира. И там результаты так себе у нашей страны. На первых местах азиатские страны, Китай, Сингапур. Значительно выше нас располагается Финляндия. Вот если бы финский учитель услышал, что Владимир не против того, чтобы детям давать по попе, он пришел бы в ужас. Финляндия показывает неплохие результаты.

Нам дозвонился слушатель.

- Здравствуйте! Я думаю, что бить ребенка – это учителю накладней. Была методика… Ученик, которого в первом-втором классе упустили, вызывали родителя. И он сидел рядом с ним. И ученик уже не баловался. Ему было стыдно.

Д. Завгородняя:

- Интересный подход. Спасибо.

В. Смирнов:

- Очень хороший вопрос. Люди все разные, ситуации индивидуальны и уникальны. Есть прецеденты, допустим, с поведением. Но, тем не менее, все эти прецеденты имеют совершенно разные методы и подходы, как их разрешить. У кого-то из этих детей вменяемые понимающие родители и можно подействовать через них. Где-то сам ребенок, можно ему объяснить. Где-то человек ничего не понимает, родители к этому не причастны, говорят, что ничего не могут поделать. И получается столько различных вариантов решений, которые по-разному могут себя проявлять. Я столкнулся с вариантом, чтобы они не играли с телефоном, заряда хватает на полный рабочий день, а если играть, то время работы до 4-5 часов. И просто выработать систему, когда с утра будет даваться телефон со стопроцентной зарядкой, а дальше распоряжайся этой зарядкой, как хочешь. Заряд телефона станет эквивалентом валюты, твоей деятельности. Игры или связь с мамой?

Д. Завгородняя:

- Интересно!

В. Дудницкий:

- Когда мы обсуждаем вопрос, касающийся наказания детей, чтобы было четкое понимание, я не говорю об избиении. О наказании за конкретный проступок. Пока ребенок маленький, он совершает маленький шалости. И он понимает, что так неправильно поступать. Он видит реакцию окружающих, но продолжает себя плохо вести. Специально. И тут должно быть наказание. Потому что когда он вырастает большой, он совершает большие шалости.

Д. Завгородняя:

- Нам дозвонилась Наталья, она учительница.

- Здравствуйте! Я преподаю в колледже, у меня взрослые дети. Мы получаем детей с готовым практически характером и комплексами. Сейчас много детей с домашними проблемами. В основном дети идут на бюджет, бесплатно, приезжают из Подмосковья. В группе 20-30 человек. Есть очень сложные дети.

Хочу сказать одно. Детям должно быть интересно.

Д. Завгородняя:

- Спасибо! И поговорим о дисциплине. Виталий, как вы справляетесь с дисциплинарной ситуацией?

В. Смирнов:

- Мне в школе легче работать, потому что я мужчина. Мужской авторитет больше в цене. Голос на низких тонах использовать или делать необычные креативные замечания, которые дети не ожидают от тебя услышать. Я пользуюсь стихом, отрывком из песни или резко переменить тему, в теме найти момент, который можно необычно обыграть. Допустим, слово - дать ему определение. Когда мы проходили Первую мировую войну, тема сложная, а тут, когда вижу, что дисциплина плывет, а тут: итак, записываем, слово «маргиналы». А там идет маргинализация общества после Первой мировой войны. И пристально смотреть на нарушителя дисциплины. И начинаешь диктовать с пристрастием, с эмоциями, сверля взглядом конкретного ученика, чтобы он понял, что ты ему это говоришь! Но при этом ты не ему говоришь, ты это как бы в рамках урока. И это не обзывательство. Это не оскорбление. Они просто должно это записать.

В. Дудницкий:

- Это уже профессионализм учителя, конечно! Уметь держать аудиторию. И вот здесь важно, что программа должна построена так, что серьезные уроки должны быть в начале дня. А в конце ИЗО, физкультура. Они не требуют умственной концентрации.

Д. Завгородняя:

- Расписание составить – это отдельное искусство.

Владимир, вы говорили в перерыве, что у вас все дети разные, все учатся, кто-то хочет учиться, кто-то не хочет. Громадные домашние работы в начальной школе.

В. Дудницкий:

- Очень сложно. Дети разные. Большой объем домашней работы я оцениваю по тому, что их трое. И через год будет четверо школьников, я вообще не знаю, чего делать. Я не справляюсь!

Д. Завгородняя:

- Идеальный учитель, друзья, это учитель, который умеет найти общий язык с детьми, заинтересовывать и задает как можно меньше домашки.

В. Дудницкий:

- И не ставит двойки!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 3412-94-50-94+7-912-007-08-06
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ