2020-03-27T19:01:20+03:00

Как бизнес может помочь государству в условиях эпидемии

Сергей Мардан и Надана Фридрихсон подводят информационные итоги дня.Сергей Мардан и Надана Фридрихсон подводят информационные итоги дня.

Сергей Мардан и Надана Фридрихсон обсуждают с предпринимателем Михаилом Хубутия, что делать с мигрантами, которые не могут улететь к себе на родину и кто должен поддержать стариков в условиях эпидемии

Как бизнес может помочь государству в условиях эпидемии

00:00
00:00

С. Мардан:

- У нас в гостях Михаил Хубутия, предприниматель и общественный деятель. Здравствуйте.

М. Хубутия:

- Здравствуйте.

С. Мардан:

- Михаил, слушали сегодня очередную встречу с президентом?

М. Хубутия:

- Да, конечно, я каждый день слушаю такие новости. И мы обязаны это слушать.

С. Мардан:

- Кто мы?

Н. Фридрихсон:

- И почему обязаны?

М. Хубутия:

- Граждане. Обязаны, потому что мы должны отслеживать, куда двигаемся, какой вектор. Консолидироваться так сказать и вместе с властью двигаться туда, куда надо.

Н. Фридрихсон:

- А можно эту точку узнать, куда мы все-таки движемся? Просто мнения разные уже ходят на этот счет. Хотелось бы понять.

М. Хубутия:

- Мы должны быть оптимистами, не надо пугать народ. В светлое будущее. Мы должны перебороть вирус, который двигается, к сожалению, против нас. Но уже надо думать как бы на опережение, как в 2008 году, как многие писали, если еще этот опыт не научит нас, к созиданию не привлечет, тогда будет гораздо хуже. Поэтому мы должны двигаться вперед.

Н. Фридрихсон:

- Вот сейчас на фоне этой пандемии, не побоюсь этого слова, многие стали поднимать очень важный вопрос. Как бизнес будет помогать родному отечеству пережить это тяжелое экономическое время? А на ваш взгляд, бизнес вообще должен помогать государству? Или, может, наоборот, самому бизнесу надо бы помочь?

М. Хубутия:

- Вы знаете, народ сейчас должен объединиться в любом случае. Сейчас уже надо перестать в игры играть – любишь не любишь… Мы должны создать гражданское общество. Сегодня вот я наблюдаю какие-то выступления там, акции – это уже во вред нашему народу. Поэтому мы должны вектор выбрать вместе и не бизнес должен помогать, а взаимопомощь должна быть. Народ должен помогать друг другу. Власть – народу. Народ – власти. То что я сейчас слышу, что предприниматели помогают, допустим, может быть, кто-то щедрый… ну, здесь, конечно, огромное спасибо и Авену, и другим предпринимателям, которые внесли большой вклад, но здесь я бы по-другому бы подошел к этому. Есть штаб, я читаю и отслеживаю, как вообще российский Народный фронт двигается, волонтеры. Я тоже, естественно, записался в волонтеры. Я, как предприниматель, хочу взять на себя некую часть в каком-то районе и помогать пожилым людям, приносить продукты, деньгами помогать, еще чем-то. Я вот со своей группой поддержки сюда приехал, чтобы, выйдя отсюда, раздать им продукты. Кто как может. Но глобально нужно решать проблему. Во главе этих штабов, которые создаются, они должны… я уважаю людей, которые не с бюджетными деньгами работали, а кто сами себя сделали. Есть такие у нас. Рыбаков Игорь, тот же Петр Авен, тот же ресторатор Новиков, Агаларов, Якубошвили… Вимбильданн построил огромную махину… Есть разные люди, которые могут руководить и которые могут по правильному вектору вести народ и власть. Здесь консолидироваться нужно. Лейтмотив сегодняшней нашей встречи – что делать с гастарбайтерами, которых насчитывается легально около…

Н. Фридрихсон:

- Михаил, прошу прощения. Смотрите, вот Владимир Потанин пожертвовал 1 млрд. рублей, мы с Сергеем обсуждали эту тему в эфире, у нас на связи был Никита Кричевский, который, как экономист, очень жестко высказался, что со стороны Потанина это было не пожертвование, а определенное лицемерие. Вы же говорите, что мы должны говорить спасибо Потанину, Фридману и т.д. Вам не кажется, что Никита Кричевский больше прав?

М. Хубутия:

- Нет, мне так не кажется. Пожертвовал этот человек этими деньгами – большое ему спасибо в любом случае. Он мог и не пожертвовать…

Н. Фридрихсон:

- А мог ли он не пожертвовать в тяжелое для страны время?

М. Хубутия:

- Я же не знаю. Зачем мы чужие деньги считаем? Зачем мы должны лезть к нему в карман?

С. Мардан:

- Затем, что он владеет «Норильским никелем».

М. Хубутия:

- Я понимаю. Но владеет – это… давайте мы сейчас не осуждать… Все хорошие… Кто помогает. Кто не помогает, тоже как бы хорошие. Ну, давайте, чтобы у других не было как бы соблазна не помогать и спрятаться. Пожертвовал Потанин, дай бог ему и здоровья, и свечку поставлю я за его здоровье, что он пожертвовал. А то другие тоже испугаются жертвовать эти деньги, зачем вы так? Я не согласен с вами. Дай бог всем тем людям здоровья, которые пожертвуют какую-то лишнюю копейку. И в первую очередь еще не забывайте, что нужно нам врачам помогать. Их семьям помогать. Они жертвуют собой, а их семьи, может быть, голодные сидят. Нам нужно собраться…

Н. Фридрихсон:

- Неизвестно кому поможет, потому что миллиард был направлен в некоммерческий сектор и не очень понятно, как эти деньги будут распределяться.

М. Хубутия:

- Это уже другой вопрос.

Н. Фридрихсон:

- Это очень важный вопрос. Допустим, я заявляю, что я выделяю 2 миллиона рублей. Вопрос не в том, что я их выделила – а как они будут тратиться. Вам не кажется, что это более принципиально?

М. Хубутия:

- Я пришел к вам, чтобы заявить, что я никуда не собираюсь эти деньги отдавать, я тоже пришел как бы пожертвовать деньги, но я хочу конкретно взять на себя часть населения со своими волонтерами пожилых людей, которым я буду регулярно носить деньги, продукты, буду ухаживать за ними, лишь бы они не выходили… я буду всячески их поддерживать.

Н. Фридрихсон:

- А у вас какое-то движение уже, да? У вас штаб волонтеров уже есть?

М. Хубутия:

- У меня движение внутри кипит, и у моей команды, которая за мной. У нас просто человеческое движение – нужно быть рядом, вместе.

Н. Фридрихсон:

- А сколько у вас уже есть волонтеров, которые будут помогать пенсионерам, старикам? Какой примерно охват вы готовы взять на себя?

М. Хубутия:

- Ну, какая разница… не знаю…

Н. Фридрихсон:

- Ну, просто у нас пенсионеров-то много…

М. Хубутия:

- Ну, я бы хотел, допустим, в Центральном это будет районе, вот пусть префектура определяет… вот, допустим, по месту жительства – на Патриарших – вот вокруг Патриарших я носил бы, ходил бы…

Н. Фридрихсон:

- А вам это зачем?

М. Хубутия:

- Это вопрос, мне кажется, неуместный, потому что все мы должны сейчас сделать такой шаг – шаг в пользу народа, в пользу родины. Потому что были такие случаи и в начале этого века, в начале прошлого века – испанка была. История знает много таких случаев. В 1959-м, в 67-м вымирали люди… Но главное – что будет потом? Да, мы потеряем население, но поддержать население нам нужно. Это наш долг.

Н. Фридрихсон:

- А вы думаете, большие потери будут у нас по итогам этой эпидемии?

М. Хубутия:

- Ну, что сейчас думать? На все воля божья. Мы будем все по максимуму делать, чтобы поддержать народ.

Н. Фридрихсон:

- Нет, это благая, конечно, весть. Вы так же заговорили про мигрантов. А что не так-то с этим сектором?

М. Хубутия:

- По официальным данным, у нас, как пишут, что около 12 миллионов. По неофициальным данным около 30 миллионов. В данный момент они застряли в нейтральной зоне – в аэропортах – их очень много. И, как вы видели, заявил Усман, забыл его фамилию, президент этой организации, он вплоть до того заявил, что какая разница, типа, вам, от чего умереть – либо от коронавируса, либо от нашествия и мародерства мигрантов? Это как бы неуместное и очень такое плохое заявление. С одной стороны. С другой стороны, строители, которые привлекли этих гастарбайтеров и бросили их сейчас на улицу, потому что работы для них нет, я думаю, что этих ребят всех нужно позвать, опять консолидироваться и сказать – ребята, вы их приглашали, вы их держали здесь на работе, будьте добры, давайте все вместе объединимся. Какое у меня есть конкретное предложение? В Тверской области вот такие великие наши предприниматели, как вышеназванные товарищи…

С. Мардан:

- Да, на самом деле, мне кажется, это самая острая проблема, с которой сейчас столкнется Россия, по крайней мере, после экономического кризиса, - что будут делать эти миллионы людей, которые точно первыми окажутся без работы и которые оставлены были здесь своими правительствами и государствами. И что же делать?

М. Хубутия:

- Вот каждый из нас был в Дубае. Гастарбайтеров там миллионы. Вы сами видите, как застраивает Дубай и как с каждым годом меняется. Вы замечаете их в городе вечером или где-нибудь? Ни один человек их не видит. С утра их привозят на специальном транспорте, они начинают работать, до вечера они работают, потом их отвозят домой и они отдыхают. Раз или два раза в год у них отпуск. Вот насколько у них это организовано. Тут ничего не нужно изобретать. То же самое и нам нужно делать. Что я конкретно предлагаю? Чтобы люди, которые предприниматели, я, в том числе, тоже готов расписать эту программу – создать большие лагеря для них. Допустим, в Тверской области, где есть деревообрабатывающие заводы, конкретно, у нас, к сожалению, к своему стыду… почему скупают туалетную бумагу? Потому что из Китая все завозится. Зубочистки даже завозятся. В Тверской области закупают лес, отправляют за границу, обратно получаем товары народного потребления. Почему мы сами здесь не можем это делать? Можем. Дайте нам организовать совместно с властью предприниматели собираются и едут все организуют лагеря для гастарбайтеров. По крайней мере, полтора миллиона человек можно там разместить.

С. Мардан:

- Слушайте, да это ГУЛАГ целый. Тверской области-то не хватит. Прикиньте, там 5 миллионов киргизов и узбеков в Тверь загнать!

М. Хубутия:

- А вы не хотите, что в Москве и Подмосковье сейчас у нас 5 миллионов гастарбайтеров?

С. Мардан:

- Нет, я просто обращаю ваше внимание, что 5000000 человек – это система ГУЛАГа. У Сталина меньше людей сидело.

М. Хубутия:

- Ну, так вы понимаете, что у нас без места жительства и без страховки сейчас 5 миллионов. Мало того, я не скажу, что большое количество… тюрьмы переполнены, да. В тюрьме сидит, допустим, гость наш дорогой, а они тоже люди, они нормальные люди, чего им делать, как выживать? Украл хлеб – сидит. За наши с вами деньги их содержат.

С. Мардан:

- Он скорее сидит за то, что он наркотой торговал.

М. Хубутия:

- Разные люди сидят. Между прочим, люди со Средней Азии очень редко употребляют наркоту.

С. Мардан:

- Они продают ее просто.

М. Хубутия:

- Может быть, не знаю, я не прокурор и не следователь. Значит, он крадет – сидит в тюрьме. Ему хорошо там, по крайней мере, он обеспечен едой. Выпускают его, он едет на родину, навестил там родню, опять приехал, опять его посадили. Что, это нам хорошо? Значит, здесь нужен системный подход. И пока власть с предпринимателями не примет совместное решение, что так должно быть, но в данный момент у нас есть проблема – их десятки миллионов – нам нужно решать проблему, как мы готовы с представителями власти, с представителями большого бизнеса встречаться и разговаривать.

Н. Фридрихсон:

- Михаил, а вы уже говорили с губернатором Тверской области, сообщили ему новость, что, возможно, у него появится такой лагерь?

М. Хубутия:

- Нет, у меня такого решения нет еще. У меня лично. А чтобы это решение принять, я думаю, что здесь власти, конкретно руководство Центрального федерального округа должно собрать предпринимателей, губернаторов и вот эти БТРы и танки, которые ??, вместо них, я думаю, что нужно разговаривать. Они живые люди.

Н. Фридрихсон:

- Это бесспорно.

М. Хубутия:

- Посмотрите, во что превратили беженцы Францию, Германию. Мне бы не хотелось, чтобы по родной Москве была такая ситуация.

Н. Фридрихсон:

- А, может, просто найти способ обеспечить их работой? Ведь у нас же не все становится на паузу.

М. Хубутия:

- А я о чем говорю? Их обеспечили левой работой строительные организации, а вот когда перестали квартиры покупать, их выгнали с работы. Параллельно у нас безработица, с одной стороны. С другой стороны, миллионы гастарбайтеров. Почему это? Потому что идет нарушение закона, нет страховки, нет обеспечения, нормальной жизнедеятельности этих людей. Вот и все.

Н. Фридрихсон:

- Нет, я пытаюсь понять. Допустим, ваш проект заработает, власти скажут – отличная идея. Я пытаюсь понять, как это будет выглядеть на практике. То есть, в Тверской области формируется какое-то пространство, куда всех этих нелегальных людей привозят и что они там дальше делают? Как это все будет выглядеть? Им туда еду привозят? Им там работу находят? Какой следующий шаг?

М. Хубутия:

- Каждая область сейчас нуждается в рабочей силе. Наше сельское хозяйство в каком положении? 600 тысяч тонн картошки завозится в Россию. А сейчас март-апрель – пора сажать картошку. А в сентябре – копать. Вот, пожалуйста, чем нужно сейчас заниматься. А покормить их это вообще элементарно.

Н. Фридрихсон:

- То есть, вы предлагаете найти им работу и отправлять?

М. Хубутия:

- Абсолютно верно. В разные области. Тех, у которых есть страховка, рабочая виза – по крайней мере, обеспечить их работой. Либо их не принимать вообще в страну. А в данный момент у нас проблема – куда их девать? В аэропорту дальше держать? Так, не дай бог, они в городе появятся.

С. Мардан:

- Так в эшелоны и в сторону Узбекистана – чего их тут держать-то? Зачем?

М. Хубутия:

- Это уже власть должна принять такое решение.

С. Мардан:

- Вам, как предпринимателю, сколько нужно рабочих рук? Сколько вы можете трудоустроить в той же Тверской области, где безработица. Там нет работы.

М. Хубутия:

- У меня, как у предпринимателя, в данный момент ничего не работает, поэтому мне никто не нужен. Я сам убираю, сам себе готовлю. Поэтому мы должны позаботиться, чтобы всем было хорошо. Всем жителям. Чтобы они друг другу не мешали. А то будет социальный взрыв. Люди будут друг друга ненавидеть.

Н. Фридрихсон:

- Это похоже на правду, да. Проблема действительно острая.

С. Мардан:

- Михаил, смотрите, общественная дискуссия разворачивается совершенно тупиковым образом. Одни говорят, что нужно помогать крупному бизнесу, потому что они создают десятки и сотни тысяч рабочих мест. Соответственно, путин сегодня встречался с кооператорами, у которых кафешки, химчистки и прочее, те визжат и требуют денег. Хотя довольно странно – 30 лет, как перестройка началась, каждый за себя – сколько заработал, столько и заработал. Но так тоже нельзя говорить, что там работают так же миллионы людей. А есть ли какая-то золотая середина? Может быть, это вообще этот коронавирус и экономический кризис – это в общем такой весомый повод слегка откорректировать экономическую политику России и пойти третьим путем, а не тем путем, по которому мы пошли в 1991-м?

М. Хубутия:

- Полностью согласен. Нужно срочно кооперироваться с государством, создавать государственно-частные партнерства и таким образом двигаться. Если нас это не научит воссоздать сельское хозяйство, воссоздать производство оружия от А до Я, воссоздать наше производство легкой промышленности… в данный момент я затронул бы такую тему, как мода. Мода на виноделие. Значит, моду итальянцы в конце прошлого века создали сами, государственный был подход - Италия во всем поддерживала как бы своих предпринимателей. Нам тоже нужно поддержать, естественно. До 50-х годов прошлого века мир и не знал, что такое итальянские вина. Но на сегодняшний день они даже опережают французские вина. Это с государственным подходом. Государство помогает им. То же самое мода. Вот мы знаем историю Коко Шанель, историю Версачи и т.д… Это было все с государственным подходом. У нас все было – и хлопок, и лен, и производство. У нас есть очень талантливые молодые… но никто на них внимания не обращает… У нас нет промышленности, у нас Иваново отдыхает… Да, по-моему, Боско сделала первую мануфактуру, и я их уважаю за это, естественно. Но массово нужно нам поддерживать. Государство, как никогда, сегодня должно объединиться с предпринимателями. С какими предпринимателями? Здесь уже нужно выбирать нам. Вы не думайте, что крупный бизнес особо хорошо разбирается… те, которые добрались до полезных ископаемых и таким образом разбогатели, стали мультимиллиардерами… Вот есть Рыбаков, который сам заработал свои деньги… есть Агаларов, который хорошо поднял свою отрасль. Есть тот же Якобошвили. Вот к таким людям нам нужно обращаться, чтобы они помогли возрождать эти отрасли.

С. Мардан:

- А им-то это зачем? Вот Якобошвили продал Виммбилльдан и все – он теперь рантье, сидит на депозитах, инвестирует в акции.

М. Хубутия:

- Ему, может быть, ничего и не нужно. Значит, что нужно человеку? Поесть, попить, сейчас мы с вами убедились, что можно на диване полежать, по скайпу общаться… Народу нужна поддержка. Стимулировать нужно молодежь. Вы посмотрите, они на данный момент потеряли уверенность в завтрашнем дне. А их нужно поддерживать, их идеи нужно поддерживать. Со школьной, со студенческой скамьи… они заканчивают вузы, они не знают, куда податься, что делать. У нас был генплан в советские времена, в сталинские времена. А вы знаете такую историю, когда Сталин поручил Байбакову нефть найти. А тот говорит – Иосиф Виссарионович, это невозможно. Знаете, что Сталин ответил? «Будет нефть – будет Байбаков. Не будет нефти – не будет Байбакова». И вскоре после этого нефть нашли и в Татарстане, и в Грозном, и в Азербайджане

Н. Фридрихсон:

- Кто должен сегодня стать таким Сталиным? То есть, вопрос в том, как простимулировать бизнес. То, что вы говорите, абсолютно справедливо, мне тоже больно смотреть, что наша молодежь с высоты своих лет ищет себя за пределами России. Это неправильно. И, конечно, крупный бизнес, хотелось бы, чтобы он стимулировал российскую молодежь, поддерживал ее. Как бизнес-то простимулировать? Они этого не делали до коронавируса, почему они сейчас-то должны это делать?

М. Хубутия:

- Вы говорите, что делать? Конкретное есть у меня предложение. Давайте или Авена, или Якобошвили, или кого-то из этих людей, давайте порекомендуем, чтобы они назначили или избрали там председателем Торгово-промышленной палаты. Где торгово-промышленная палата в данный момент? Они спят, они ничего не делают. Последний раз с какой инициативой они выступили? Что они внесли? Вот давайте их попросим, пусть они внесут вклад. Я готов на своем маленьком уровне вытянуть сотни молодых, поставить их на путь правильный.

Н. Фридрихсон:

- Вы готовы быть таким современным Сталиным, который будет бизнесу говорить: будет поддержка – будет бизнес твой, не будет поддержки – не будет твоего бизнеса. Вот вы лично готовы?

М. Хубутия:

- Если это касается меня, я готов сполна отдаться. Мало того, я готов в любую войну ввязаться, если я пользу какую-то родине принесу. И волонтером буду, и помогать буду, и среди больных буду… чтобы как-то поддержать, что-то сделать. Мы-то прожили нормально свою жизнь, нам-то что бояться, мы уже повидали все… Были такие слухи, что Авена назначат там ректором то ли МГУ, то ли что-то такое… Вот мы зря не применяем опыт таких людей…

С. Мардан:

- Михаил, а вы не хотите стать сами главой торгово-промышленной палаты, например?

М. Хубутия:

- Мне было 32 года, когда я был министром торговли, но через два года я кинул заявление и ушел – я не хочу в этих коридорах власти тусоваться. Это не мое. Нам надо систему переделать.

С. Мардан:

- Ну а кто этим заниматься-то должен?

М. Хубутия:

- Кто? Я же вам сказал.

С. Мардан:

- Нет, вы киваете на Авена, а я говорю – зачем Авен? Вы возглавьте. Вы предприниматель, взрослый человек, вы жизнь видели…

М. Хубутия:

- Ну, давайте проголосуем…

Н. Фридрихсон:

- Просто решать это будет президент России, а не мы тут втроем…

С. Мардан:

- Нет, главу ТПП назначает не президент России, вообще-то это общественная организация.

М. Хубутия:

- Да. Вот где общественная наша палата, где волонтеры, где бизнесмены? Давайте будоражить общество. Я готов десятки конкретики принести, выложить на стол – только поддержите. Давайте сконсолидируемся…

С. Мардан:

- Мы вас поддерживаем. Смотрите, вот кто возглавляет сейчас торгово-промышленную палату? Сергей Николаевич Катырин. Ничего про него плохого не скажу. Просто смотрю на биографию. Он в жизни нигде не работал. Он был секретарем комитета ВЛКСМ Московского автомобильно-дорожного технического университета и потом всю жизнь проработал в этой ТПП чиновником.

М. Хубутия:

- Давайте на него не будем время тратить. Этот человек отслужил родине… Давайте молодежь подтягивать.

С. Мардан:

- Да не молодежь, там предприниматель должен настоящий быть во главе.

М. Хубутия:

- Естественно, который призовет рядом с собой народ, и деньги принесет, и все, что угодно. В свое время, знаете, я создал клуб инвесторов Москвы для правительства Москвы, при Собянине. И, когда банкиры сидели, я ему предложил – Сергей Семенович, можно человек 100, как минимум, приведу сюда и эти 100 человек принесут по 2-3 миллиона долларов…

С. Мардан:

- Чем все кончилось?

М. Хубутия:

- Он мне ответил – Михал Михалыч, вы же авторитетный человек, давайте начинайте. Сергей Семенович не очень любит такие инициативы, скажем так. А нужно подтягивать народ. Мы подтянем молодежь в свою очередь. Когда я говорю «мы» - это люди, которые не работают с бюджетными деньгами. Мы ничего общего не хотим с этими бюджетными деньгами. Мы своей головой отвечаем и сами деньги принесем. Свои программы принесем. Реализуем их. И отвечаем головой, что они будут реализованы.

Н. Фридрихсон:

- А что вам не хватает для того, чтобы это начать? Вам нужна отмашка от власти, какая-то конкретная помощь от власти?

М. Хубутия:

- Договоренность. От власти. Я, как оружейник, скажу. Опять вернусь к сталинским временам. 1937-38 годы – танки у немцев были 50 или 60 лошадиных сил, а у нас 400. Почему? Потому что Сталин кулаком об стол и сказал – быть нашим танкам лучшими. Все. Тогда уже остальные набросились, так сказать, по пять экземпляров немцы им отдавали. Пусть никому не кажется, что Гитлер не боялся Сталина. Он сам посылал им танки. И мы опытные образцы испытывали и создавали все самое лучшее. В данный момент у нас нет ни пороха, ни оружия, ни автоматов, ничего не производим…

С. Мардан:

- Михаил, вы начали говорить и про утраченные производство, традиции, технологии, разработчиков стрелкового оружия – что, даже в Туле не производят больше?

М. Хубутия:

- К сожалению, сдохли наши заводы. Ни пороха у нас нет, ни патронов…

С. Мардан:

- Подождите, а как воевать собираемся, если даже порох не делаем.

М. Хубутия:

- Запасы у нас только… если, не дай бог, война будет, у нас есть кнопки, но… А насчет оружия… Вы понимаете, даже элементарно у нас охотхозяйства… вы смотрите, какой неправильный подход. Я с президентом когда разговаривал, как-то одна из встреч была, я ему – Владимир Владимирович, партизанскую войну мы выиграли через партизан. А сейчас у нас егеря брошены… когда я был охотником, звоню егерю, спрашиваю – можно я приеду поохочусь? Нет, какой-то советник какого-то губернатора выкупил базу, зарезервировал и уничтожает это все. Егерский институт у нас уничтожили, а егеря у нас насколько подготовленные люди, они только могут партизанскую войну выиграть, понимаете. У нас нет военно-патриотического духа среди молодежи, нет этого. Мы за 45 секунд собирали и разбирали автомат Калашникова, а сейчас они даже понятия не имеют. Они в спортзал ходят в лучшем случае или гуляют. Нет военной кафедры ни в школе, ни в институте…

Н. Фридрихсон:

- Минобороны прилагает много усилий. Есть парк «Патриот», проводятся самые разные мероприятия…

М. Хубутия:

- Ну, мне-то не надо рассказывать, я говорю о массе. Я не говорю сейчас о золотой молодежи… Я общаюсь с молодежь очень много и я вижу, что и как. Поэтому не нужно мне это рассказывать, что это есть. Это нужно все делать. Где наш знаменитый ДОСААФ? Где? Сдохло все. Поэтому, я говорю, нужно объединиться. Позовите нас, нормальных, порядочных, патриотичных предпринимателей и мы вам программы распишем. Через три года поднимем все это. И без бюджетных денег.

С. Мардан:

- В прошлой части вы несколько раз упомянули термин кооперация, применительно к государству, а я бы хотел вам напомнить про опыт кооперации в сельском хозяйстве, который есть у финнов в виде огромного кооператива «Валио», в Дании – «Арло», Новая Зеландия… Почему за 30 лет у нас ничего подобного в сельском хозяйстве не возникло? Нет, слава богу, что изобрели пару «Мираторгов», которые по миллиону гектаров купили, но это же не дает устойчивой индустрии.

М. Хубутия:

- А почему у нас развалили образование? Почему развалили потребкооперацию? Почему у нас развалили Генплан? Почему развалили Советский Союз?

С. Мардан:

- Почему?

М. Хубутия:

- А потому что все, что мы начали делать, все копируют европейцы. Они скопировали все у нас. А у нас нет патриотичного подхода. Мы только власть хотим все. Больше ничего. А нет, чтобы предложить какую-то конкретную программу?

С. Мардан:

- Ну так за пять последних лет после этих пресловутых контрсанкций, по идее, самое время было бы заняться сельским хозяйством, вернувшись и к советским традициям, и к потребкооперации…

М. Хубутия:

- В 2008 году был такой губернатор Королев Сергей Петрович, я помню его выступление. «Если сейчас мы не научимся что-то создавать, то нам конец». Это было в 2008 году. Теперь 2020 год. Я уже абсолютно точно говорю – если сейчас мы не научимся, если нас не позовут, если не произойдет вот эта кооперация, о которой вы говорите, тогда уже точно о будущем нечего думать и мечтать. Представляете, 600 тысяч тонн картошки Россия завозит! Это же стыдоба!

С. Мардан:

- Важный вопрос. Поскольку мы живем в ситуации экономического кризиса, под удар попадает самая незащищенная социальная категория – пенсионеры. Как вы считаете, как мы все – и государство, и общественные организации – можем сейчас им помочь?

М. Хубутия:

- Народ им должен помогать… Давайте вместе. Давайте мы стимулируем молодежь. Дадим им поработать. Давайте пусть они помогут… Я во власти не нахожусь… но я говорю – давайте поддержим молодежь, пусть молодежь поддерживает их. Надо будет – выложу конкретную программу.

С. Мардан:

- Я думаю, что самое время выложить конкретную программу, потому что, я боюсь, что те благие пожелания, которые транслирует наша верховная власть, по крайней мере, в последнее время, этого маловато. Здесь нужно включаться людям дела, предпринимателям.

М. Хубутия:

- Давайте Авена изберем в торгово-промышленную палату или Якобошвили, или Агаларова

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 3412-94-50-94+7-912-007-08-06
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ