Общество30 апреля 2021 12:01

Рожденные войной: чтобы выжить после войны, покупали ведрами бычью кровь в Ижевске

Юрий Иванович Смородин рассказал, как в послевоенные годы спасались от голода гнилой картошкой, и как вместо ранца дед сколотил ему из фанеры ящик
Юрий Иванович Смородин – бывший солист театра оперы и балета Удмуртии

Юрий Иванович Смородин – бывший солист театра оперы и балета Удмуртии

Фото: Амир Закиров

Мы начинаем серию рассказов в рамках проекта «Рожденные войной» от «Комсомолки» о тех, кто не участвовал в войне, но на себе почувствовал, как сложно было жить после событий 41-45 годов. Юрий Иванович Смородин - бывший солист театра оперы и балета Удмуртии - в этом году отметит 80-летний юбилей. Он до сих пор помнит, как после войны они с мамой ходили покупать бычью кровь, чтобы потом накрутить котлет, и как бабушка спасла его от туберкулеза, согревая на лопате в печи. Вот его история.

Собирали гнилую картошку для лепешек

Юрий Иванович Смородин родился в Ижевске в 1941 году. У его отца была редкая профессия - правщик стволов, поэтому на фронт его не взяли, а оставили работать на военном машиностроительном производстве (сейчас это Ижевский механический завод, - прим. ред.). Мама тоже работала на заводе свинцовщицей. Большую часть времени родители проводили на работе, а маленького Юру отправляли жить к бабушке с дедушкой. В 3 года он очень сильно заболел - даже думали, что не выживет.

«Мама рассказывала, что я был очень худеньким, одна голова торчала. Долго лечили в больнице, но потом увезли к бабушке. Она меня на ноги и поставила. А как? Она сажала на лопату и в печку засовывала, чтоб я там грелся, - прямо как Баба Яга. Так и вылечили», - улыбается Юрий Иванович.

Дом бабушки располагался на ул. Чкалова, в районе будущего железнодорожного вокзала. Домик небольшой, зимой его чуть не до крыши заносило снегом. Рядом было большое поле, где сажали картофель.

«Весной бабушка всегда отправляла нас на это поле, чтобы собирали гнилую картошку. Из нее бабушка делала какие-то лепешки. А еще помню - я тогда еще в садике был - с маманей ездили на мясокомбинат, который около нынешнего автовокзала был. Там давали кровь. Бычью или коровью. Прямо в ведра наливали. И бабушки потом из нее делала котлеты - мясо же нужно было, а где ж его возьмешь… Жили мы тогда бедно. А вот друг рядом жил - они побогаче были,- так у них даже корова была. Утром ходил пастух, свистел в свистульку, и коровы выходили и сразу в поле, пастись».

Катался на церковной двери

Во время войны и первые годы после маленький Юра жил у бабушки, в домишке около будущего железнодорожного вокзала.

Фото: Амир Закиров

Чуть позже папе Юрия Ивановича выдели комнату в двухкомнатной квартире в бараке на ул. Советской, напротив бывшего «Зеленхоза».

«А там же ничего не было - овраг и сразу лес густой. Мы туда бегали за грибами и ягодами. А еще речка текла, мы ее «говенкой» звали. Вода холоднючая, а женщины там белье полоскали. А мы любили там запруды устраивать и купаться».

Игрушек не было. Но папа где-то раздобыл деревянную лошадку на колесиках и подарил ее маленькому Юре. Тот любил ее, везде с собой носил, пока однажды не споткнулся - Советская улица вымощена была - и не упал прямо на нее. Сколько же слез было.

«Я еще в детский сад ходил. Он как раз напротив Троицкой церкви располагался. И я после сада любил в эту церковь заходить. Там двери большие такие, я на них любил кататься. Тр-р-р-р - туда, тр-р-р-р обратно! Маме потом рассказывал, как здорово катаюсь. А она меня предупреждала: «Вот Боженька накажет тебя, будешь знать!». И отец однажды заметил меня и как шлепнет по мягкому месту! Я соскочил и бежать домой! Маме кричу: «Ой, я больше не буду, Боженька хлопнул меня прямо вот сюда».

Дядя-фронтовик подарил губную гармошку

Юрий Иванович вспоминает, как после войны приехал его дядя-фронтовик. Большой, с аккордеоном!

«Я впервые увидел этот инструмент, и так он мне понравился, что все-таки потом выпросил такой же у родителей. А еще он подарил мне губную гармошку. Рад был - не высказать как! Научился играл, хвастал всем. А однажды кубарем укатился в песок. Вместе с гармошкой. Песок забился в нее - та-ак жалко было!»

Дядя-фронтовик любил собирать около себя ребят и рассказывать им о войне.

«Он не хвастал, что там легко было. Наоборот, рассказывал всю правду - как тяжело было, порой страшно и опасно. Даже сейчас, когда фильмы о войне смотрю, вспоминаю его рассказы - и все так было, все так. А потом к тетке - одной из сестер моего отца - муж вернулся. Калека. Страшно было».

В 1-й класс с ранцем из фанеры

В первый класс Юрий Иванович пошел в 1948 году. Школа №10 располагалась в деревянном бараке и там было всего 4 класса.

«Дед из фанерки сколотил ящичек - вот такой у меня был портфель. И я с ним пошел в школу. Штанишки на мне были такие, на лямках. Хотел поскорее подрасти, чтобы брюки с ремнем носить, как у мужиков, - это была мечта моя голубая».

Маленький Юра любил ходить в магазин - он располагался через дорогу от Троицкой церкви (перекресток ул. Удмуртской и Советской, - прим. ред.). Вернее, играть с магазинной дверной ручкой.

«Она была прикреплена на болты, на конце которых был цветочек. И вот мы выкручивали их и играли, как юлой. Поймали нас на этом, отцу даже штраф пришлось платить за это. Это потом уже построили «Чулок» - длинный, в конце были зеркала - и такое ощущение, что там еще целый магазин. Идешь и лбом ударяешься!»

Хлеб в Ижевске на телегах возили

Юрий Иванович, несмотря ни на что, с теплотой вспоминает то время

Фото: Амир Закиров

Машин в то время было мало, в основном по улицам ездили грузовики.

«Помню, на лошадях хлеб возили. А я катался: сзади прицеплюсь и с ветерком, пока меня кнутом не погонят!»

С ижевскими трамваями у Юрия Ивановича своя история.

«Их пустили в 33 году. Но даже когда я был маленьким, была только одна линия. И вот доедет один трамвай до разъезда и ждет, пока второй не придет. Долго же его приходилось ждать! Помню, я учился уже в 6 классе, и мы поехали в театр. Все сели в вагон, а я не успел. А в трамвае два вагона, соединяются сеткой, похожей на гармошку. Вот я на эту сетку-то и сел. Друг у меня на подножке едет и вдруг кричит: «Юрка, милиционеры, бежим!». А я как-то неудачно соскочил - под сетку, лицом вниз на рельсы. Лицо разорвало - зима была, кровь рекой, я шапкой заткнул. Какая-то сердобольная тетушка меня в охапку и в больницу. А друг к маме побежал: «Тетя Валя! Юрка под трамвай попал!». Она в обморок, а отец в больницу ко мне побежал. А я его увидел и кричу: «Пап, надо же в театр идти!». А он: «Да, какой там театр, у тебя только глаз виден, остальное все забинтовано!».

Поставили в караул около траурной фотографии Сталина

В семье Юрия Ивановича почитали Иосифа Сталина, как, впрочем, и везде в то время.

«Мы ж тогда и не знали ничего такого. Сталин для всех был, как отец! Мама особенно ждала весны, потому что каждый год весной снижали цены - все люди ждали этого времени как манны небесной. А когда мы узнали о смерти Сталина, многие плакали. Молодая соседка, помню, так рыдала, как будто мать у нее умерла. Уж не знаю, чем я это заслужил, но меня поставили в почетный караул в школе, около его портрета с траурной ленточкой».

По словам Юрия Ивановича, после войны, конечно, жилось тяжело. Но несмотря ни на что, он с теплотой и радостью вспоминает свое детство - ведь оно было настоящим!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Пятилетний ребенок чуть не утонул в бассейне одного из спортивных клубов Ижевска

«Присвоили 8,5 миллионов рублей»: ижевчанка борется с ТСЖ, которое наживается на жильцах

Следите за новостями Ижевска в «ВКонтакте», «Фейсбуке» и «Одноклассниках». Подписывайтесь на наши каналы в Дзене и Яндекс.Мессенджере.

ИнтересноеЖители Удмуртии