Boom metrics
Общество15 июня 2021 7:03

«Какой-никакой, но это мой сын»: как 58-летняя ижевчанка пытается выжить вместе с сыном-инвалидом

Болото вместо огорода, огромные кредиты и несчастья одно за другим – история Любови, которая верит в лучшее несмотря ни на что
58-летняя Любовь из Ижевска

58-летняя Любовь из Ижевска

Фото: Амир Закиров

В старом деревянном доме на четырех хозяев в районе «Болота» в Ижевске живет 58-летняя Любовь со своим взрослым сыном. Несколько лет назад он пропал – она уже и место на кладбище нашла, и гроб заказала. Но за день до похорон ей позвонили – оказалось, что ее родненький Леша лежит в больнице, в коме. О том, как она смогла поставить на ноги избитого до полусмерти сына, почему теперь все время плачет и как выживают в доме, который постоянно топит, – читайте на «Комсомолке».

Готовилась хоронить сына

Дом, в котором живет тетя Люба с сыном, очень старый

Дом, в котором живет тетя Люба с сыном, очень старый

Фото: Амир Закиров

Дом, где живет эта семья, примерно 1947–1949 года постройки. Бревна почти черные от сырости и старости. Хлипкая покосившаяся дверь с забитыми заплатами. Проваливающийся кое-где дощатый пол. Захожу в квартиру. Меня встречает худенькая женщина – Любовь. Оглядываюсь: да, бедно, но чисто, поэтому пытаюсь снять обувь: Любовь машет руками и дает бахилы. Садимся на диванчик, рядом на кровати сидит взрослый мужчина – это Алексей, сын Любови.

Тетя Люба одна борется за свою жизнь и жизнь сына

Тетя Люба одна борется за свою жизнь и жизнь сына

Фото: Амир Закиров

«Называйте меня тетя Люба, так лучше», – женщина улыбается, а у самой глаза грустные-грустные. Она в разводе, старший сын давно живет в Пермском крае. Любовь уже много лет борется за своего младшенького сына, Алешу.

Сначала у него все было хорошо. Работа, жена, ребенок. Но… пагубная привычка свела все на нет. Алексей связался с плохой компанией и однажды просто пропал. Это было весной 2018 года.

«Мы обыскали все – морги, больницы. Обратились в полицию. Какой-никакой – он же мне сын! А тут еще соседка – пьяная – звонит и спрашивает, мол, хватит ли денег на похороны. Меня аж затрясло. Я ей говорю, что ты сына моего хоронишь-то… А сама… Мы же уже к похоронам начали готовиться, гроб и венки заказывали», – тетя Люба размашисто вытирает слезы с глаз.

Избили и бросили в воду умирать

Кто его избил, Алексей не помнит

Кто его избил, Алексей не помнит

Фото: Амир Закиров

За день до назначенных похорон раздался звонок из полиции – Алексея нашли! Он был в больнице, в коме.

«Его привез в больницу какой-то добрый мужчина. Говорят, на вид ему лет 35. И все, больше я о нем ничего не знаю», – продолжает рассказ тетя Люба.

Ее сына избили. Кто? До сих пор это остается загадкой. Установлено, что его пинали по голове, потом раздели и бросили в реку.

«Сколько он там времени провел, не знаю. Все у него было застужено», – женщина закрывает лицо руками и плачет.

У Алексея парализована вся правая сторона, к тому же нет части кости черепа

У Алексея парализована вся правая сторона, к тому же нет части кости черепа

Фото: Амир Закиров

В больнице Алексею сделали несколько операций. Поставили трубку, через которую он мог дышать. Очнулся только через три недели, был «овощем» – не разговаривал, не мог даже сидеть или ложку держать. И никого не узнавал. Тете Любе пришлось тоже лечь в больницу: два с половиной месяца она ухаживала за сыном, меняла ему памперсы, кормила с ложечки, учила заново сидеть.

Потом – долгая реабилитация дома.

«Я ходила в прокуратуру, но все без толку – один в поле не воин. Никого не нашли и не наказали», – вздыхает тетя Люба.

Обнаружили рак

Алексею сейчас 37 лет. Он инвалид второй, нерабочей группы. У него парализована вся правая сторона, к тому же нет части кости черепа. Они живут на его пенсию по инвалидности, причем часть ее уходит на алименты ребенка Алексея. Свою пенсию тетя Люба отдает на оплату долгов.

«Сколько денег я потратила на то, чтобы его на ноги поднять, – даже зеленку покупала! Пришлось взять кредит. Вот обратилась в контору одну, чтобы меня признали банкротом и списали все долги. Тогда-то хоть я смогу пенсию полностью получать».

Она не выдержала нагрузок, свалившихся на нее, – сейчас у нее рак III степени. Скоро предстоит очередная операция.

«Раньше я все могла! Колола сама дрова, сына вот на ноги поставила! А теперь уж здоровье не то», – говорит ижевчанка.

Под шкаф полено положили, чтоб не упал

Алексей не работает

Алексей не работает

Фото: Амир Закиров

Они живут вместе, спят в одной комнате, там, где есть печка. Рядом с кроватью Алексея импровизированный унитаз – до обычного, который находится на улице, ходить ему трудно. Зимой холодно, в окнах стоит по одному стеклу. За водой женщина ходит с огромными канистрами на колонку на соседней улице. Мыться ездят к сестре на Буммаш. Тетя Люба жалуется, что больно дорогая баня-то получается – 400 рублей только на дорогу уходит.

Импровизированный унитаз для Алексея Фото: Амир Закиров

Импровизированный унитаз для Алексея Фото: Амир Закиров

Фото: Амир Закиров

Раньше у них был маленький огородик. Но теперь на его месте болотце, лягушки квакают – их дом стоит в низине, и после каждых дождей вода приходит к ним на участок и в дом.

«Тут же даже фундамента нет, все на досках стоит. В этом году позвонили 112, а там сказали, когда воды будет 10 сантиметров, тогда и звоните. А в позапрошлом году четыре машины выкачивали воду из-под дома, даже чиновники из администрации приезжали. Посмотрели, поохали, уехали и забыли про нас», – рассказывает тетя Люба. Крыша тоже прохудилась. У соседей во время дождя вода бежит по проводам, а еще по стенам, которые от этого вздулись. Пол от влажности просел и прогнулся, как коромысло, – под шкаф пришлось даже положить полено, чтобы тот не упал.

Шкаф, чтобы он не упал на прогнувшемся полу, пришлось подпереть бревном

Шкаф, чтобы он не упал на прогнувшемся полу, пришлось подпереть бревном

Фото: Амир Закиров

Вот с такими флягами тетя Люба ходит по воду на соседнюю улицу

Вот с такими флягами тетя Люба ходит по воду на соседнюю улицу

Фото: Амир Закиров

Недавно ей сообщили, что дом снесут. К 2034 году.

«А как нам тут до этого жить? Выживать? Я ведь пока могла все делать, никуда не обращалась! Ждала, когда дадут жилье. А тут сама заболела и не могу ничего делать», – она снова не сдерживается и плачет.

Тетя Люба не скрывает своих слез

Тетя Люба не скрывает своих слез

Фото: Амир Закиров

О самой заветной мечте

Сейчас Любовь мечтает только об одном – переехать из этого дома в квартиру. Хоть в маленькую, но благоустроенную. Чтобы там был туалет, своя ванна, где она и ее сын могли бы спокойно помыться.

Тетя Люба и ее сын Алексей живут в маленькой комнатушке

Тетя Люба и ее сын Алексей живут в маленькой комнатушке

Фото: Амир Закиров

«Конечно, боюсь, что могут отселить в какое-нибудь временное жилье, в общежитие. Но как мы там будем? Туалет, душ на несколько семей? Да и все временное – это постоянное. Вон мне в 97-м году сказали: поживи здесь, через год дом снесут. И что? 25-й год живу, сносят до сих пор», – разводит руками тетя Люба и смотрит на сына, который почесывает подбородок и улыбается. Каждый день он старается «гулять» – выходит из дома и садится на подготовленное для него старое кресло. Курит и загорает на солнышке. Он любит смотреть по вечерам сериалы, где все хорошо и все счастливы.

В этом кресле Алексей любит гулять

В этом кресле Алексей любит гулять

Фото: Амир Закиров

«Мне все эти сказки не нужны. Я новости смотрю, – тетя Люба сердится. – Смеется вон он, шутки шутит, а я… Ой, находит иногда… В церковь хожу. Не знаю, сколько мне еще отпущено – Богу ведь только известно. Какой-никакой, но он мой ребенок! И пока я живая, все равно будет со мной жить!»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Коллекция гитар, жженый кирпич, стена из ламината: 3 квартиры в Ижевске в стиле лофт

«Говорят, что мы герои. А в чем тут геройство?»: молодая ижевская пара усыновила шестерых детей

Понравилась статья? Ставьте лайк! Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, следите за новостями в сети «ВКонтакте», в Фейсбуке и Одноклассниках.