Общество17 ноября 2021 8:41

Две сироты, которые помогают друг другу: как живут в аварийном бараке Ижевска, где в каждой квартире – инвалиды?

В доме нет коммунальных ресурсов
В бараке живут три инвалида: два не ходят, у третьего проблемы с психикой

В бараке живут три инвалида: два не ходят, у третьего проблемы с психикой

Фото: Амир Закиров

Жить в аварийном доме страшно: в любой момент он может рухнуть, порой в нем отсутствуют коммунальные ресурсы, да и соседство тоже не всегда бывает приятным. Кажется, что это безвыходная ситуация, но бывает и еще хуже. Например, в аварийном бараке на переулке Вольном четыре квартиры. Одна из них пустует, а в остальных живут инвалиды: двое не ходят, у третьего проблемы с психикой (с ним мы не смогли пообщаться). Им еще сложнее каждый день справляться с неудобствами, которое доставляет жилье, готовое в любой момент обрушиться на их головы. Жители барака рассказали «Комсомолке», как они выживают в таких условиях.

Вниз – на четвереньках

Мы подошли к бараку утром. Он находится в тихом переулке в частном секторе Ленинского района. На улице довольно прохладно, вокруг никого нет. Только у дома наших героев послышался лай собаки.

Участок охраняет собака

Участок охраняет собака

Фото: Амир Закиров

Навстречу нам вышла жительница первого этажа Нина Коробейникова в сопровождении двух важных котов. Она медленно и тяжело передвигается с помощью двух тростей. Мы садимся на небольшую скамейку на участке — здесь есть небольшой огород.

«Ладно хоть лето сухое было, а то ничего посадить невозможно. Вода постоянно стоит, как море. Но толком за огородом все равно никто не ухаживает: я немного поработаю, и все. В наклон тяжело», – объясняет Нина Михайловна.

В этот момент со второго этажа спустился Роман, сосед пенсионерки. Ему 40 лет. Раньше Рома постоянно подрабатывал в других регионах. Но два с половиной года назад в Москве мужчина упал с высоты, и с тех пор не может ходить. Пришлось вернуться в барак в Ижевске, в квартиру на втором этаже: Рома провел здесь почти все свое детство, и родители оставили жилье ему.

Инвалид-колясочник Роман наловчился спускаться со второго этажа ползком

Инвалид-колясочник Роман наловчился спускаться со второго этажа ползком

Фото: Амир Закиров

Нина Михайловна ходит с палочками

Нина Михайловна ходит с палочками

Фото: Амир Закиров

«Мы оба сиротами остались, помогаем друг другу. У Ромы родители умерли. У меня – муж и дочь из-за болезней сердца. Дочери было 39 лет», – поясняет Нина Михайловна.

При этом у Ромы совсем никого не осталось. А к пенсионерке приходят помогать родственники. У каждого из них своя жизнь, свои семьи, но Нину Михайловну в сложных условиях не бросают.

Из-за инвалидности Рома преодолевает ступеньки ползком. Внизу садится на коляску и так отправляется за продуктами. Перед уходом обязательно спрашивает у Нины Михайловны, нужно ли ей что-то в магазине.

Пока соседи обсуждают повседневные дела, мы с фотографом осматриваемся на огороде. Наше внимание сразу привлекло покосившееся строение, которое наклонилось чуть ли не на 45 градусов. Оказалось, что это туалет: удобств в доме нет. Пахнет около него ужасно.

Туалет на участке покосился

Туалет на участке покосился

Фото: Амир Закиров

За домом мы нашли колодец. Из него соседи Ромы и Нины Михайловны черпают воду. Но сама пенсионерка им не пользуется — в колодец попадают сточные воды.

За водой – на колонку

Рома ушел в магазин, а Нина Михайловна пригласила нас в дом. Мы приготовились к самому худшему: покосившемся стенам, дырам в полу, полчищам насекомых… Но жилье оказалось неожиданно уютным. Комфорт женщина создает, насколько ей позволяет здоровье: всюду лежат чистые половички, коврики. Заодно они прикрывают неровности: если их отодвинуть, чувствуется, что пол местами вздулся.

Пол неровный

Пол неровный

Фото: Амир Закиров

На кухне висит рукомойник. Крана в нем нет, воду носят с колонок во фляге.

«Брат приезжает – сразу же проверяет флягу. Если мало воды осталось, приносит с колонок. Но зимой они замерзают. Однажды, когда дочь еще жива была, отправилась она зимой за водой. Прошел час – ее нет. У человека сердце больное, я переживать начала. Вернулась с пустой флягой. Обошла четыре колонки, и все были замерзшие», – делится Нина Михайловна.

Водопровода в доме нет

Водопровода в доме нет

Фото: Амир Закиров

Мыться приходится в старенькой бане. А летом ходят в душ к соседям, у которых есть времянка. Провести воду в дом, чтобы она шла хотя бы только летом, нельзя из-за труб газового отопления.

Воды во фляге хватает на неделю

Воды во фляге хватает на неделю

Фото: Амир Закиров

Огород затопило

Впрочем, в таких условиях обитатели барака живут еще с прошлого века. Нина Михайловна с семьей поселилась здесь в начале 80-х, Роман прожил здесь практически всю свою жизнь. На условия не жаловались, пока около трех-четырех лет назад дождливым летом участок не затопило.

«В подполье стояла вода. Потом она потекла по полу. Позвонила брату, он приехал с насосом. Не получилось откачать. А у меня пол уже полностью затопило. Вызвали службы, они приехали с огромной помпой», – вспоминает Нина Михайловна.

Еще хуже сложилась ситуация в квартире Ромы. Его затапливает сверху. Вода стекает вниз, заливает пол, а дальше идет к Нине Михайловне.

От воды местами вздулись обои

От воды местами вздулись обои

Фото: Амир Закиров

После затопления жильцы поняли, что дом аварийный и оставаться в нем нельзя. Взбухли полы, образовались протечки на крыше, да и подполье затапливает регулярно. Начали собирать документы, чтобы барак расселили.

«Нужно было еще годины дочери организовать, я в больнице лежала — процесс затянулся. Только в 2018 году все документы подали, а надо было успеть до 2017. Поэтому в программу расселения до 2025 года мы не попали. Сказали, что получим жилье в 2030. Но я ведь этого уже не увижу», – рассуждает Нина Михайловна.

Жители барака понимают, что переехать быстро не получится. Но надеются, что из-за инвалидности каждого жильца им могут пойти навстречу и ускорить процесс.

Единственная коммунальная услуга в доме — газ

Единственная коммунальная услуга в доме — газ

Фото: Амир Закиров

Обитателям переулка Вольного предлагали место в маневренном фонде на улице Удмуртской. Но там условия еще хуже, чем здесь, вдобавок есть риск столкнуться с сомнительными соседями.

«Мы в шутку называем барак домом инвалидов. Но разве мы плохо живем? Мы очень хорошо живем с Ромой!» – говорит Нина Михайловна.

Со своей проблемой жильцы обращались в управление ЖКХ, Минстрой Удмуртии, администрацию города, администрацию Ленинского района, администрацию главы и правительства Удмуртии. Везде ответ один: расселение аварийного жилья производится в порядке очереди. Ускорить процесс невозможно.

Все это время жители сталкиваются с бюрократическими препонами и проволочками. Да, правила программы – это правила. Но бездушная система не дает возможности получить жилье нескольким людям, которые действительно нуждаются в этом больше других.

К ДРУГИМ НОВОСТЯМ:

QR-коды в Ижевске: проверили, как работает пропускная система в торговых центрах города

5 самых высокооплачиваемых вакансий в Ижевске

Новые ограничительные меры и нерабочая неделя повлияли на заболеваемость коронавирусом в Удмуртии?